Рустам Батыр: «Нравственность современных мусульман выше шариата»

0
35

Десакрализация Сунны — важнейшая задача, стоящая перед активной частью мусульманского сообщества

Наши имамы скорее пожертвуют собственными жизнями, нежели позволят суннизму из теории превратиться в практику, уверен известный мусульманский и общественный деятель Рустам Батыр. Их декларации о любви к Сунне и шариату не более чем могильные камни, стерегущие давно истлевшего мертвеца, уверен постоянный автор «БИЗНЕС Online». Тогда, раз де-факто мусульмане избавились в своих головах от раковой опухоли суннизма, спрашивается, зачем вообще поднимать данный вопрос? Причин для этого достаточно.

Рустам Батыр: «В счастливой России шариатского будущего мусульмане получат возможность реализовать свою неприязнь и к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации»Рустам Батыр: «В счастливой России шариатского будущего мусульмане получат возможность реализовать свою неприязнь и к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации»

В России победившего шариата «виновных» свяжут и закопают по пояс в землю

Исламская реформа в России по факту состоялась, как бы ни пытались внушать обратное поборники мнимой идеи о неизменности ислама. Ключ к пониманию всей фальши текущей ситуации заключается в том, что существует гигантская разница между реальными убеждениями большинства отечественных мусульман и теми лозунгами о верности Сунне, которые они ура-патриотично провозглашают. Именно эти лозунги и порождают иллюзию, будто современные сунниты России якобы придерживаются идей суннизма. На самом же деле сунниты давно сдулись, хоть сами того и не заметили. Их декларации о любви к Сунне и шариату не более чем могильные камни, стерегущие давно истлевшего мертвеца. Это лишь акт самовнушения, попытка убедить себя в том, чего давно уже нет. Поэтому если завтра случится волшебство и в стране вдруг будут введены законы шариата, то российские мусульмане первыми выйдут на демонстрации против них.

Достаточно вспомнить, что Сунна, легшая в основу шариата, предписывает забивать насмерть камнями лиц, уличенных в супружеской измене. Этой каре, по шариату, должны подвергаться даже разведенные и вдовствующие люди, если их интимная связь будет доказана.

В России победившего шариата «виновных» свяжут и закопают по пояс в землю, после чего забросают булыжниками. Экзекуцию должен будет провести не палач, а сами члены общины, т. е. те самые мусульмане, кто сегодня с минбаров мечетей и аккаунтов в соцсетях громогласно называют себя приверженцами Сунны и поборниками тезиса о вековечной неприкосновенности шариата. Первыми камень бросят соглядатаи, которые подглядывали в щелку за чужим половым соитием и на основе стукачества которых нелегальная связь была установлена, либо судья (в нашем случае это Джалиль Фазлыев, главный казый Татарстана, или Булат Мубараков, казый Казани), если виновность «преступника» была доказана на основе его собственного признания или иным каким способом (например, по факту наступления внебрачной беременности). Булыжники, которыми будут убивать неудачливых сластолюбцев, по шариату, не должны быть большими, иначе смерть наступит слишком быстро, но и не слишком маленькими, ибо те не приносят достаточной боли. Рекомендуемый размер булыжника — с ладонь, т. е. с кирпич. Именно так выглядит распаковывание лозунгов о шариате и Сунне, если к ним относиться не как к декларации, а содержательно.

В счастливой России шариатского будущего мусульмане получат также возможность реализовать свою неприязнь и к представителям нетрадиционной сексуальной ориентации. Тех будут сбрасывать с самой высокой точки в городе.

«Наши имамы скорее пожертвуют собственными жизнями, нежели позволят суннизму из теории превратиться в практику»«Наши имамы скорее пожертвуют собственными жизнями, нежели позволят суннизму из теории превратиться в практику»

Элементарное здравомыслие

При всем том, что российские мусульмане действительно неодобрительно относятся к ЛГБТ-сообществу, лично мне сложно представить их ликующее улюлюканье, когда гомосексуалистов и лесбиянок начнут вышвыривать с крыши казанского 120-метрового небоскреба «Лазурные небеса». Как бы ни был пленителен для отдельных извращенцев вид размозженных об асфальт мозгов, все же в большинстве своем у мусульман высокая моральная планка и вряд ли им придется по душе такой садизм Сунны. Точно так же мне сложно представить Фазлыева, Камиля Самигуллина и прочих религиозных деятелей ДУМ РТ берущими в руки кирпич, дабы со всей силы втемяшить его в тело человека, с их точки зрения пусть и грешного. Мне представляется, что их нравственное начало гораздо сильнее любви к Сунне, которую они по ораторской привычке усердно лелеют в проповедях. Полагаю, что даже фашисты под дулом автомата не заставили бы их воплотить то, к чему призывает нас Сунна и шариат. Наши имамы скорее пожертвуют собственными жизнями, нежели позволят суннизму из теории превратиться в практику.

Быть может, ваш покорный слуга их идеализирует и выдает желаемое за действительное? Отнюдь. Если вы обратитесь к информационным ресурсам ДУМ РТ и близких к нему структурам, то легко заметите, что там уже давно и бескомпромиссно ведется борьба с положениями, закрепленными в шариате на уровне Сунны. Вот, например, чему учит мусульман сайт «Ислам тудей» (руководитель Ришат Хамидуллин): «Не стоит думать, что забивание камнями даже реально согрешивших людей — это богоугодное дело, которому может быть место среди благоверных мусульман в современном мире. Забивание камнями, как и любая подобная жестокая расправа, — пережиток Средневековья». Данные слова прямо противоречат ханафитскому мазхабу, а если верить хадисам, то и практике сподвижников Пророка. Так что это? Подлые козни коранитов? Мерзкое сектантское диссидентство? Нет. Это элементарное здравомыслие. Антисуннитское здравомыслие. Это подтверждение высказанного тезиса о том, что современные российские сунниты сами не верят в то, к чему так рьяно призывают на уровне лозунгов.

«Главный критерий, по которому мы можем вычислить неаутентичные вставки внутри ислама — это Коран, слово Бога. Именно он и составлял путь Пророка»«Главный критерий, по которому мы можем вычислить неаутентичные вставки внутри ислама, — это Коран, слово Бога. Именно он и составлял путь Пророка»

Что же делать в таком случае с исторической Сунной?

Сунна — это путь Пророка. Пророк же был избранником Бога и лучшим человеком в истории. Поэтому, изобличая Сунну, следует уточнить, что речь идет не об этом, истинном, пути, а о псевдо-Сунне — тезисах, которые в силу целого ряда причин были ложно привнесены в ислам. Речь идет о средневековой антиисламской вставке внутри ислама, нагло прикрытой авторитетом Пророка и потому получившей в шариате как бы легальную прописку. Сюда относится и уголовное преследование людей за моральные проступки, о которых в том числе речь шла выше, и враждебность к представителям других религий, и преследование инакомыслия внутри ислама (вплоть до смертной казни), и сексуальные извращения вроде шариатской дозволительности брачного сожительства с детьми, в том числе не достигшими половой зрелости, и гипертрофирование значимости следования внешним ритуалам вместо акцентирования внимания на нравственно-социальных добродетелях, и тому подобные вещи.

Главный критерий, по которому мы можем вычислить неаутентичные вставки внутри ислама, — это Коран, слово Бога. Именно он и составлял путь Пророка. Поэтому все, что ему не соответствует, мы смело можем отнести на счет усилий поздних интерпретаторов шариата. Другим словами, так называемая исламская реформа — это не подгонка ислама под некие стандарты современности, а не что иное, как его приведение в соответствие с учением Корана, нравственный императив которого на самом деле превыше любых человеческих стандартов. Речь идет об исламском фундаментализме в чистом виде, т. е. о возвращении к истинному фундаменту ислама, его подлинному истоку — Священному Корану.

Что же делать в таком случае с исторической Сунной? То же, что мы делаем с фольклором и народной стариной, — бережно хранить. По крайней мере, мы должны беречь Сунну в той части, в которой она не отравляет жизнь верующих. Поэтому призывы десакрализировать Сунну не есть призыв отказаться от нее. Ее десакрализация нужна лишь для того, чтобы у мусульман появился выбор. До тех пор пока мы верим, что забивание насмерть грешников камнями есть путь Пророка, это всегда будет присутствовать в шариате, как бы мы ни пытались его маскировать и, как говорится, делать хорошую мину при плохой игре. Но когда мы осознаем, что такой нормы в Коране нет и в помине, что это не более чем придумка средневековых факихов, то у нас появляется выбор, если хотите, смелость избавиться о того, что противно воле Бога и веками душило мусульман.

Точно так же, когда мы указываем, что в Коране не сказано про пять намазов — это не призыв отказаться от традиционной ритуальной практики ислама, а призыв ослабить тугие узлы ригоризма и прекратить проповедь убийства людей, «виновных» лишь в том, что они не читают намаз. Намаз — важнейшая часть духовной жизни верующего. И он сможет приносить пользу человеку тогда и только тогда, когда станет следствием его свободного выбора, а не страха перед уголовным преследованием, подвергать которому призывают, например, отдельные арабские преподаватели Болгарской исламской академии — в полном соответствии с Сунной (=псевдо-Сунной) и (антикораническим) шариатом.

Сунна — важнейшая часть исламской культуры, квинтэссенция наших многовековых традиций. Избавившись от нее, мы окажемся в голых стенах, лишим собственную цивилизацию питающего ее нерва. Этого нельзя допустить. Однако внутри Сунны есть раковая опухоль. Ее-то мы можем и должны устранить. Все остальное надо беречь.

Наши духовные иерархи не так глупы и жестоки

Раз мусульмане, как мы отметили выше, уже де-факто избавились в своих головах от раковой опухоли суннизма, спрашивается, зачем тогда вообще поднимать этот вопрос? По двум причинам.

Во-первых, для того чтобы высвободить доктрину ислама из стародавних античеловеческих застенок. Да, наши духовные иерархи не так глупы и жестоки, чтобы призывать жечь неверных и убивать грешных. Им действительно претит такая форма ислама. Но они по инерции продолжают насаждать культ Сунны и средневекового шариата. Они не могут не создавать ореол святости вокруг Бухари и Кудури, ибо просто не умеют иначе. У них нет методологии, которая позволила бы отправить в помойное ведро те положения шариата, которые они сами же не разделяют и которые в глубине души считают непригодными для нашей жизни.

И что получается в итоге? Тот самый разрыв между реальными убеждениями наших духовных иерархов и внешне проповедуемой ими доктриной, который мы отметили выше. Сами имамы хотя бы по конъюктурно-карьерным соображениям не станут раскупоривать эту самую доктрину и убеждать верующих в истинности отдельных ингредиентов ее начинки, но они, как заложники ситуации, невольно ее продвигают, легитимизируют для верующих. Таким образом эта доктрина продолжает жить и вовлекать в орбиту своего влияния умы мусульман, которые, в отличие от официального духовенства, не связаны негласными обязательствами перед властями. Вот и получается, что в ДАИШ (арабское название запрещенной в РФ террористической организации «ИГИЛ» — прим. ред.) едут не имамы, а их прихожане. Так работает механизм мины замедленного действия.

Во-вторых, раковая опухоль на теле ислама сильно обезображивает его вид для взгляда со стороны. Нам приходится оправдываться за 6-летних девочек, уложенных на брачное ложе, и за пояса шахидов. И дело здесь даже не в позиции вечно виноватых, а в том, что такой образ ислама отталкивает от него многих людей, в том числе «сделанных в СССР» этнических мусульман. В результате многие татары (как и представители других мусульманских народов) шарахаются сегодня от ислама как от проклятой чумы (здравствуй, 1–3% читающих намаз). Другими словами, мы своим богословско-интеллектуальным бездействием, приводящим к попустительству антикораническому суннизму, невольно подрываем один из столпов самосохранения нации, бросая ее в объятия ассимиляционных процессов.

Вот почему мы должны ясно видеть, что десакрализация Сунны — важнейшая задача, стоящая перед активной частью мусульманского сообщества. Иначе умма так и останется жить в лицемерии и угасании.

Рустам Батыр

Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

Фото: «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here