Сергей Михеев: «Для Лукашенко это может быть конец карьеры и, возможно, физический конец»

0
105

Известный политолог о страшной цене российско-белорусского разлада и «майданных» настроениях в Минске

«Белорусского президента сейчас загоняют в тупиковый коридор, и на каком-то этапе ему могут сказать: «Александр Григорьевич, ситуация такова, что вам надо уйти с поста президента», — считает телеведущий Сергей Михеев. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказал о том, зачем в Минске пытаются раздробить президентское электоральное большинство, какой хороший пример Батька может взять с Эрдогана, кто подпиливает кресло под Лукашенко и ждет ли лидера Беларуси судьба Милошевича.

Сергей Михеев: «Я лично считаю, что Александр Григорьевич Лукашенко по-прежнему остается главным и единственным пророссийским кандидатом»Сергей Михеев: «Считаю, что Александр Григорьевич Лукашенко по-прежнему остается главным и единственным пророссийским кандидатом» Фото: «БИЗНЕС Online»

«ЕСЛИ ЛУКАШЕНКО СЧИТАЕТ ПУТИНА СТАРШИМ БРАТОМ, ПОЧЕМУ ОН СРАЗУ НЕ ПОЗВОНИЛ ЕМУ: «ЗДРАВСТВУЙ, ЭТО МЛАДШИЙ БРАТ!»

— Сергей Александрович, можем ли мы говорить, что в президентских выборах 9 августа в Беларуси участвуют какие-либо пророссийские кандидаты — зарегистрированные или уличные? Вот и Александр Лукашенко, давая интервью украинскому журналисту Дмитрию Гордону, утверждает, что Россия выдвинула на выборах две свои креатуры — Виктора Бабарико и Валерия Цепкало, — однако республиканский ЦИК в лице Лидии Ермошиной предусмотрительно их не зарегистрировал.

— Считаю, что Александр Григорьевич Лукашенко по-прежнему остается главным и единственным пророссийским кандидатом. По одной простой причине: думаю, что, какими бы невероятно бесконтрольными не оказались на этот раз выборы в Беларуси и по какому бы извилистому сценарию они не пошли, Лукашенко на них все равно побеждает. Если Россия хочет реальной политики по отношению к Минску, то только действующий президент Беларуси может быть нашим кандидатом. Не имеет никакого смысла ставить на тех, кто наберет 3–5 процентов. Это касается и конкретно Виктора Бабарико (председатель правления Белгазпромбанка вплоть до своего выдвижения кандидатом президенты. Акционерами банка являются «Газпром» и Газпромбанк, которые выступили с нотой протеста, когда в Белгазпромбанке начались обыски, а самого Бабарико задержали вместе с сыном Эдуардом— прим. ред.). Я думаю, что известность Виктора Дмитриевича как банкира и как политика сильно преувеличена. Вероятно, в узких деловых кругах Бабарико хорошо узнаваем, но, если бы против него и его банка не была начата операция, большинство так и остались бы в полном неведении относительно его персоны.

Прежде всего, как я считаю, надо смотреть на вещи трезво. Очевидно, что сколько-нибудь заметных и эффективных пророссийских кандидатов, которые могли бы составить Лукашенко конкуренцию, как и вообще крупных альтернативных кандидатов в президенты, в Беларуси сейчас нет. Возможно, когда-нибудь они появятся, но сейчас нет. Думаю, что и сам Лукашенко не может этого не понимать. Возможно, его накрутили до невероятного психоза или же он стал жертвой манипуляций. Если же смотреть на вещи здраво, то ни Виктор Бабарико, ни Валерий Цепкало (создатель белорусского парка высоких технологий. Выдвинул свою кандидатуру для участия в президентской гонке, но после начала уголовного преследования эмигрировал в Россию — прим. ред.) ни при какой ситуации — ни при честных выборах, ни при нечестных — никакой весомой угрозы для президента Лукашенко не представляют. Тогда зачем затевали всю эту бучу? Может, для создания интриги? В таком случае с этого момента начинается разговор про предвыборные технологии, провокации и манипуляции.

«Сколько-нибудь заметных и эффективных пророссийских кандидатов, которые могли бы составить Лукашенко конкуренцию в Беларуси сейчас нет»«Сколько-нибудь заметных и эффективных пророссийских кандидатов, которые могли бы составить Лукашенко конкуренцию, в Беларуси сейчас нет» Фото: © Дмитрий Виноградов, РИА «Новости»

— Что касается провокаций и манипуляций… Многие эксперты говорят о том, что Александр Григорьевич привнес в выборы-2020 невиданную прежде остроту, а именно — «российскую угрозу», чего никогда прежде не было.

— Не могу согласиться: эта тема уже присутствовала в политическом и информационном поле республики, но не в контексте выборов. «Российская угроза» раскручивалась и раньше, Лукашенко постоянно твердил, что какие-то неведомые силы препятствуют российско-белорусской интеграции. Вот и сейчас в интервью украинскому журналисту Гордону Лукашенко все это повторил. Но я бы совершенно искренне хотел узнать: а кто эти люди, которые путаются у нас в ногах? Пусть Александр Григорьевич назовет фамилии! Однако он продолжает утверждать, что у него совершенно великолепные отношения с Владимиром Путиным и что он считает его старшим братом. Ну что ж, если Лукашенко считает Путина старшим братом, почему он сразу не позвонил ему: «Здравствуй, это звонит младший брат, тут случилась непонятная ситуация, давай вместе в ней разберемся». Но белорусский президент не стал этого делать — он сам выплеснул вопрос о «российской угрозе» и пресловутых «вагнеровцах» в публичное пространство, он сам все это политизировал (телефонный разговор состоялся лишь 7 августа по инициативе президента РФ Владимира Путина. Расшифровка так и не была опубликована — прим. ред.).  И это тоже больше смахивает на провокацию, а не на братские отношения. Это первое.

Второе. Если Александр Григорьевич постоянно ссылается на какие-то силы, то со стороны России было бы правильным и логичным потребовать: пусть он эти силы также назовет. Вот это, дескать, чиновники среднего звена, вот это заместители министров, а вот это олигархи и именно они мешают нам жить. Я, российский политолог, очень бы хотел, чтобы он назвал эти фамилии или эти структуры, и мы бы включили эти данные в свое информационное поле, мы бы как-то обсудили эти заявления. По крайней мере, мы бы узнали, что там у Лукашенко в голове и в каком мире он живет. А некие туманные намеки на «темные силы», которые «злобно гнетут», не придают никакого веса его теориям.

— Кое-что Александр Григорьевич все-таки назвал. К примеру, он вспомнил о Газпромбанке, на который непосредственно завязан Виктор Бабарико. Белорусская сторона утверждает: «[Белгазпромбанк] на 99,9 процента является собственностью российских акционеров: ПАО „Газпром“, АО „Газпромбанк“, ОАО „Газпром трансгаз Беларусь“ (бывший Белтрансгаз)».

— Хорошо, но этого очень мало. Здесь по меньшей мере не хватает конкретных фамилий. И без того известно, что российская и белорусская экономики очень тесно связаны друг с другом. Если Лукашенко считает возможным давать развернутое интервью Гордону, то почему бы ему не сделать то же самое в отношении российской прессы, и с фактами, деталями, фамилиями обосновать то видение ситуации, которое есть у него. Без всякого сомнения, это было бы полезно — я говорю об этом не кривя душой. Я как был, так и остаюсь сторонником российско-белорусской интеграции, да и вообще восточно-славянского триединства в целом. Так что пусть он скажет, пусть предоставит данные, которые могли стать основанием для дискуссии. Если же он молчит, это порождает лишь недоумение и недоверие.

«Если Лукашенко считает Путина старшим братом, почему он сразу не позвонил ему: «Здравствуй, это звонит младший брат, тут случилась непонятная ситуация, давай вместе в ней разберемся»«Если Лукашенко считает Путина старшим братом, почему он сразу не позвонил ему: «Здравствуй, это звонит младший брат, тут случилась непонятная ситуация, давай вместе в ней разберемся» Фото: kremlin.ru

«НАШИ ОБЩИЕ ВРАГИ, ПЫТАЯСЬ РАССОРИТЬ МОСКВУ И МИНСК, ДОСТИГЛИ ОГРОМНОГО УСПЕХА»

— Если говорить о конспирологии, то в самом начале 2019 года СМИ и телеграм-каналы распространили информацию о некоей операции «Лен», в ходе которой Кремль якобы собирался максимально «интегрировать» Беларусь в состав РФ. Будто бы с этой целью в Беларусь был направлен бывший постпред президента в Приволжском федеральном округе Михаил Бабич, который начал ездить по белорусским промышленным центрам и проводить некую инспекцию накануне интеграции. Все это еще полтора года назад вывело из себя Александра Григорьевича. Значит, ему есть на что гневаться? Так была операция «Лен» или не была?

— А кто вам сможет достоверно сказать, была такая операция «Лен» или нет? Проводить такие операции, давать им такие кодовые названия — это все скорее для кино и для книг, чем для реальной политики. Михаил Бабич присматривался к промышленности и к экономической ситуации в Беларуси? Ну что ж, наверное, он присматривался, но с какой целью? Я еще раз повторю: если учитывать уровень связи Лукашенко лично с Путиным, чем белорусский лидер бахвалился перед Гордоном (мы, дескать, хорошие друзья и можем даже по-мужски матюгнуться друг на друга), то все эти спорные вопросы он может решить в личном общении с президентом России. Все эти попытки «съехать» на Бабиче не выглядят правдоподобными — они кажутся лишь оправданием того, почему Беларусь не хочет более глубокой интеграции. Белорусская сторона как бы старательно выискивает причины, позволяющие ей говорить нет. Мы, дескать, за интеграцию, но не так, не сейчас и не с этими людьми.

— На ваш взгляд, в какой степени Беларусь зависит от России — прежде всего экономически? В свое время называли сумму в 126 миллиардов рублей, которую РФ инвестировала в хозяйственную деятельность белорусов.

— Да, Беларусь зависит от нас очень сильно. Просто посмотрите структуру белорусского экспорта готовой продукции, и вы увидите, что российские рынки там полностью превалируют. Второе: если говорить об экспорте нефтепродуктов в Европу и далее, то это напрямую зависит от цен на российскую нефть, а они все еще ниже для Минска, чем для многих других стран. Третье: в России в настоящее время работает огромное количество белорусов (по официальным данным на 2019 год, в РФ были зарегистрированы более 650 тыс. белорусских граждан — прим. ред.). Четвертое: в рамках Союзного государства между нашими экономиками сохраняется большое число преференций — прежде всего в налоговом плане, а также по целому ряду товаров. Это сейчас, а в прошлом преференций было еще больше, и ситуация для Минска выглядела еще более выгодной.

Поэтому здесь обсуждать совершенно нечего. В случае политического и экономического разрыва Москвы и Минска ситуация в Беларуси радикально ухудшится и Лукашенко не может этого не знать. Говорят, Александр Григорьевич обиделся на Москву за то, что ему не дали столько денег, сколько он хотел. Но, извините, а то, что почти 30 лет Беларусь и как государство, и как политический режим, и как экономическая модель существовала за счет хороших отношений с Россией теперь почти ничего не значит? Вот сегодня Александру Григорьевичу попала шлея под хвост — и надо все рушить? Это выглядит, мягко говоря, непорядочно и несолидно.

«Пример Эрдогана — хороший вариант для Лукашенко. Я думаю, что ему это будет тяжело сделать, но я бы ему предложил взять и назначить виноватых в задержании россиян, и заодно поснимать неугодные головы»«Пример Эрдогана — хороший вариант для Лукашенко. Я думаю, что ему это будет тяжело сделать, но я бы ему предложил взять и назначить виноватых в задержании россиян, а заодно поснимать неугодные головы» Фото: kremlin.ru

— Какая судьба может ожидать 33 россиян, задержанных в Беларуси в ночь на 29 июля и называемых не иначе. как «бойцы ЧВК Вагнера»? Станут ли они разменной монетой и средством шантажа для Лукашенко как в отношениях с Россией, так и с Украиной?

— Непонятно, где Лукашенко играет сам, а где его играет свита. Конечно, выдача условных «вагнеровцев» Киеву была бы откровенной подлостью. Пойдет ли на это Александр Григорьевич? Мне кажется, многое зависит от того, насколько он сам распоряжался этим скандальным задержанием или же это целиком делало его окружение. Я бы лично оставил бы ему лазейку и возможность сделать вид, что это сделал не он, а его окружение. Таким образом он мог бы благополучно «съехать» с этой темы, разогнать кого-нибудь из своих чиновников и силовиков, порешать кадровые вопросы, а потом в разговоре с Путиным «включить дурака» и сказать, что он здесь ни при чем.

В любом случае в этом задержании надо разбираться. Имеются документы о том, что бронирование, покупка и отмена билетов задержанных в Минске российских граждан производилась с территории Украины, что поступали некие звонки из Киева и др. Следовательно, киевский след в случившемся явно есть. Именно из Киева производились звонки, именно в столице Украины бронировались и выкупались билеты, именно там отменялась посадка на рейс и именно из Киева, как мы теперь можем судить, в Беларусь пришла информация по поводу подготовки неких «боевиков» (8 августа представитель МИД России Мария Захарова назвала задержание 33 россиян провокацией третьей страны — прим. ред.). Так или иначе, но Лукашенко попадает сейчас в ситуацию, при которой он должен изменить свою позицию. Я думаю, так оно и будет, но уже после 9 августа.

— Это все очень похоже на сбитый Турцией в 2015 году российский бомбардировщик Су-24. В конце концов, Реджеп Эрдоган открестился от этого инцидента и свалил вину на заговорщиков-военных.

— Пример Эрдогана — хороший вариант для Лукашенко. Я думаю, что ему это будет тяжело сделать, но я бы ему предложил взять и назначить виноватых в задержании россиян, а заодно поснимать неугодные головы. Самое важное для Александра Григорьевича сейчас — сохранить личные отношения с Путиным. А какую при этом можно придумать схему — это уже дело десятое. Ставка на сохранение российско-белорусских отношений слишком высока, и уже сейчас можно говорить, что наши общие враги, пытаясь рассорить Минск и Москву, достигли огромного успеха. А мы получили огромную проблему. Я уверен, что миллионы российских граждан в Лукашенко теперь очень разочарованы, даже те, кто его когда-то боготворил, ставил в пример нашим руководителям и т. д. В этой истории Александр Григорьевич только теряет, а приобретает кто-то другой.

«Повторюсь: раскачать можно кого угодно и где угодно. Дальнейшее будет зависеть от эффективности реакции властей»«Повторюсь: раскачать можно кого угодно и где угодно. Дальнейшее будет зависеть от эффективности реакции властей» Фото: © Виктор Толочко, РИА «Новости»

«ЛУКАШЕНКО ПРОСТО У НЕГО НА ГЛАЗАХ ПОДПИЛИВАЮТ ПРЕЗИДЕНТСКОЕ КРЕСЛО. ЗАПАД ПРИ ПЕРВОЙ ВОЗМОЖНОСТИ СВЕРНЕТ ЕМУ ШЕЮ»

— Оцените, пожалуйста, возможность успешной цветной революции в Беларуси. Республика — это податливое поле для «цветных» и «бархатных» технологий или же майдан по образцу киевского там в принципе невозможен, как невозможен он, к примеру, в Северной Корее? При этом две попытки бархатных переворотов в Минске уже предпринимались — в 2006-м и в 2010-м годах, когда толпа митингующих выходила на Октябрьскую площадь (центральную площадь белорусской столицы), разбивала там палатки, штурмовала Дом правительства и кричала: «Жыве Беларусь!» и «Лука от лукавого!» Но каждый раз это заканчивалось силовым разгоном и бессильными всхлипываниями Запада.

— Цветные революционные технологии работают в любой стране. Дайте мне достаточно денег, и я цветную революцию устрою в Швейцарии. Подтверждением этому является нынешняя ситуация в США, где вроде бы нет и быть не может пресловутого американского посольства, которое обыкновенно манипулирует революционерами. Однако мы видим, как применяются в американском обществе все те же знакомые нам технологии. И они не просто применяются — они эффективно действуют! Цветные технологии основаны на манипуляциях с глубинными эмоциями людей и на достаточно понятном, простом уровне. Взять ту же самую борьбу с коррупцией. К сожалению, в том или ином виде коррупция наличествует почти в любой стране. А разговоры о том, что, «эти сволочи „заряжают“ народные деньги себе в карман», действуют одинаково эффективно где угодно — хотите в Перу, хотите в Беларуси, хотите в США! Вопрос лишь в способности политической системы той ли иной страны на это адекватно реагировать. Я помню, в 2005 году мне довелось быть в Киргизии во время «революции тюльпанов», и мне в руки попались методички для протестующих, переведенные с сербского языка (в Сербии накануне прокатилась подобная цветная революция), но с сохранением сербских названий. То есть перевод был сделан настолько плохо и наспех, что некоторые термины заказчики даже не удосужились переписать на киргизский лад, так и выпустили из печати на русском с сербскими названиями!

Тем не менее в Беларуси силовой вариант реакции на бархатные протесты был до этого достаточно эффективен. Можно ли там снова всколыхнуть людей? Да, конечно. Людей можно всколыхнуть везде и по любому поводу. Посмотрите, как сейчас в Ливане на фоне загадочного взрыва в порту Бейрута (при этом погибли, по приблизительным подсчетам, 149 человек — прим. ред.) развивается мощная политическая коллизия. Там уже начались антиправительственные протесты.

Поэтому, повторюсь, раскачать можно кого угодно и где угодно. Дальнейшее будет зависеть от эффективности реакции властей. Александр Лукашенко обыкновенно реагирует жестко, и поэтому ему всегда прежде удавалось бархатные технологии купировать. Получится ли у него купировать на этот раз — это другой вопрос.

— Хорошо, вот сегодня наступило 9 августа, и к вечеру Александр Лукашенко наверняка заявит о своей победе (для него, кстати, это уже шестой срок, он руководит Беларусью с 1994 года). А оппозиция, в полном соответствии со своими методичками, с этим не согласится. И та же Светлана Тихановская (супруга оппозиционного блогера Сергея Тихановского, зарегистрированная кандидатом в президенты Беларуси после задержания своего мужа, также претендовавшего на этот пост, — прим. ред.), которая уже доказала свою способность собирать масштабные митинги в свою поддержку до 70 тысяч человек, выведет своих сторонников на Октябрьскую площадь. И что же, начнется белорусский майдан?

— Понимаете, вывести тысячи человек на площадь можно, особенно, если власти Беларуси Тихановской это позволяют и она это уже продемонстрировала, но вопрос о президентстве этим не решается. Тысячи людей на площади еще не является залогом успеха. Я считаю, что в руках у Лукашенко все еще сосредоточено достаточно ресурсов, чтобы нейтрализовать любой майдан. Но самое главное в другом: Александр Григорьевич мог однозначно с эффективностью решать эти проблемы с майданами, когда у него за спиной была стопроцентная поддержка Москвы. Но сейчас, накануне выборов, он настолько обострил отношения с Россией, что такой однозначной поддержки у него нет. Я предполагаю, что он и в этом случае может справиться с ситуацией, но это может оказаться для него сложнее.

Вообще, все эти нынешние финты и демарши Лукашенко в сторону Кремля и Москвы как бы подвешивают белорусского лидера в безвоздушном пространстве. Все его выкрутасы, заигрывание с Западом и Украиной не принесут ему симпатий оппозиции. Те, кто привык к нему отрицательно относиться, так и будут относиться. Но впервые за много лет в Беларуси образуется ситуация, что люди, испытывающие симпатии к России и в принципе поддерживающие интеграцию, и видевшие раньше именно в Лукашенко залог этого политического направления, теперь могу выйти из числа его сторонников. То, что сейчас делает Александр Григорьевич, — понимает он это или нет — выглядит не иначе, как сужение собственной электоральной базы. Те, с кем белорусский лидер пытается заигрывать, все равно его любить не будут. А в среде тех, кто всегда готов был Лукашенко поддержать, может наступить некий раскол.

В этом смысле налицо технология, которая применяется в адрес действующего лидера во многих странах, в том числе и в России. Одна из главных задач российской оппозиции — раздробить путинское электоральное большинство, чем оппозиционеры с той или иной степенью успеха пытаются заниматься. В Беларуси, мне кажется, сейчас происходит то же самое и просто удивительно, что ни Лукашенко, ни кто иной из его окружения этого не замечает. Вся эта нынешняя антироссийская свистопляска — это просто попытка раздробить лукашенковское большинство. И, возможно, эта попытка вполне удачная. При этом никакой новой электоральной опоры Лукашенко для себя не находит. Мысли о том, что Александр Григорьевич найдет для себя точку опоры на некоем внешнем контуре, абсолютно ни на чем не основаны. Ни Украина, ни Литва, ни Польша, ни тем более США никаких симпатий к Лукашенко на самом деле не испытывают и при первой же возможности свернут ему шею. В этом у меня нет никакого сомнения. Они просто столкнут его в яму истории и пойдут дальше.

В связи с этим у меня и возникают мысли, что Александр Григорьевич, видимо, потерял связь с действительностью, а какая-то часть лукашенковского окружения специально заталкивает своего лидера в коридор, где его и его команду ждет тупик. Ему просто у него на глазах подпиливают президентское кресло, а он как будто не обращает на это внимания. Параллельно, видимо, идет борьба за то, кто же станет преемником Лукашенко. Те, кто сейчас загоняет белорусского президента в тупиковый коридор, на каком-то этапе могут ему сказать: «Александр Григорьевич, ситуация такова, что вам надо уйти с поста президента. Но, если вы нас поддержите, мы даем вам гарантии безопасности. Так что все будет хорошо». Что на самом деле случится с Лукашенко дальше — никто не знает.

«Если даже семья Тихановской напрямую не является креатурой Запада и Польши, то, по крайней мере, она привлекает к себе внимание именно этих политических игроков»«Если даже семья Тихановской напрямую не является креатурой Запада и Польши, то, по крайней мере, она привлекает к себе внимание именно этих политических игроков» Фото: © Виктор Толочко, РИА «Новости»

— А какую роль во всем этом может сыграть Светлана Тихановская? Не станет ли она аналогом Юлии Тимошенко в белорусской политике?

— Я думаю, что политический вес Тихановской преувеличен многократно. Она ведь, как говорится, за мужа старается. Я далеко не уверен, что она в реальности готова возглавить страну. Могут ли Тихановскую при этом массово поддержать? Наверное, да, хотя я не считаю ее персонажем реальной политики. Правда, Владимир Зеленский победил на Украине, а он вообще человек из сериалов.

Тем не менее я не считаю, что у Светланы Тихановской есть реальные шансы на победу даже в случае самых честных выборов. Самые честные выборы все равно приведут к победе Александра Лукашенко, но вопрос лишь в том, с каким процентом. Будет ли это, как обычно, 80 процентов поддержки или, чего можно ожидать при дроблении электоральной базы, — от 40 до 60 процентов?

Можно ли считать Тихановскую креатурой Запада? Наверное, можно, потому что почти все ее лозунги — прозападные. («Главной целью я вижу объединение всех сил для решения главной задачи — смены власти и проведения честных выборов», — говорит Светлана Тихановская — прим. ред.) Я, конечно, со свечкой, не стоял, но, судя по тезисам и лозунгам, которые ранее продвигал ее муж Сергей Тихановский, а теперь продвигает она, то да — если даже семья Тихановской напрямую не является креатурой Запада и Польши, то, по крайней мере, она привлекает к себе внимание именно этих политических игроков.

К тому же посмотрите на группы поддержки Светланы Тихановской — насколько они вменяемы? Здесь мы можем встретить людей самых разных взглядов и мировоззрений. Вспомним хотя бы шокировавшее всех выступление доверенного лица Тихановской, гродненского оппозиционера Соляника (Из речи Николая Соляника: «Оскорбленная, обвешанная контрибуциями Германия! И пришел такой Гитлер! Вы посмотрите, как он поднял дух нации, как ему поверили люди. Вот нам нужны такие лидеры! У нас есть лидер — Тихановская и ее команда». Позднее сама Тихановская извинилась за это выступление и исключила Соляника из числа своих доверенных лиц — прим. ред.). Вот такое кощунство развивается в стане этой оппозиции, и это в Беларуси, где во время Великой Отечественной войны от «хорошего» Гитлера погиб каждый третий человек!

Что касается сравнения Тихановской с Юлией Тимошенко… Нет, Юлия Владимировна была настоящим политическим феноменом. Она была очень харизматична как политик и при этом очень профессиональна. Ни того, ни другого я в Тихановской не вижу. Сам по себе феномен Тимошенко был возможен в той украинской реальности, которая сформировала первые майданы и которой в Беларуси просто нет. Ее, кстати, нет уже и на Украине — поэтому Юлия Тимошенко больше не может играть там той роли, которая ей когда-то по праву была отведена. Поэтому сравнивать Тихановскую с Тимошенко не имеет никакого смысла — разве что по первичным половым признакам, а больше никак.

«Юлия Владимировна была настоящим политическим феноменом. Она была очень харизматична как политик и при этом очень профессиональна»«Юлия Владимировна была настоящим политическим феноменом. Она была очень харизматична как политик и при этом очень профессиональна» Фото: kremlin.ru

«ЛУКАШЕНКО, ИДЯ ПО СТОПАМ ЯНУКОВИЧА, НАЧИНАЕТ ЗАИГРЫВАТЬ С МЕСТНЫМИ НАЦИОНАЛИСТАМИ»

— Говорят, в Беларуси, в отличие от той же Украины, нет ярко выраженного, националистически настроенного региона, каковым, к примеру, являются Карпаты или Западная Украина. Тем не менее националисты в Беларуси есть. В каких отношениях они состоят с Александром Григорьевичем?

— Конечно, национализм в Беларуси есть, от него никуда не деться. Я думаю, что националистов можно встретить и на Фиджи, и в каком-нибудь Восточное Самоа. Национализм как идея собственного превосходства на почве крови лучше всего настроен на поиск врагов. Это течение крайне редко бывает конструктивным и созидательным, но у него очень хорошо получается возбуждать ненависть, агрессию и негатив. Раньше, ближе в 1990-м, националистических организаций в Беларуси было много (та же «Белая башня»), сейчас — поубавилось (хотя элементы националистической идеологии присутствуют в программах таких крупных партий, как БСДГ — Белорусская социал-демократическая партия «Громада», — прим. ред.). Но самое интересное для меня здесь в том, что Лукашенко, абсолютно идя в этом по стопам Виктора Януковича, с местными националистами начинает заигрывать, думая, что он может использовать их в своих политических комбинациях. Вспомним того же Януковича, которого его окружение убеждало, что заигрывание с «Правым сектором» является эффективной технологией, которую можно держать под контролем. Теперь мы знаем, что эта «эффективная технология» и похоронила Януковича как президента. Нынешнее окружение Лукашенко пошло по тому же пути: где-то оно поддерживает националистов, где-то дает им выступать и при этом свято убеждено, что все это происходит под полным контролем.

Но если говорить в целом, то никакого массового и укорененного националистического движения в Беларуси нет. В том числе и по историческим причинам — здесь в годы Второй мировой не сформировалось такого сильного коллаборационистского движения на стороне фашистской Германии, как в той же самостийной Украине. Да и региона, который мог бы стать базой для белорусского национализма, в республике, как вы правильно заметили, нет. Беларусь как страна, очень серьезно пострадавшая от того же украинского коллаборационизма и бандеровских карателей, имеет к этому прививку. Однако попытки взрастить собственных националистов в Беларуси есть, и выступление уже упомянутого доверенного лица Тихановской — тому подтверждение. Дедушка просто по-провинциальному проговорился, и видно, что он всерьез бредит этими идеями. Поэтому, если отвечать на вопросы о белорусском национализме, можно однозначно ответить: такие люди там есть. Имеется ли у них какой-то ресурс — политический и прочий? Да, имеется. И все же это совсем не та история, что на Украине.

Вот что реально происходит сейчас в Беларуси, так это некое ополячивание. Скажем, всякого рода радикальные украинские националисты очень антипольски настроены. А в Беларуси постепенно поднимает голову достаточно большое и заметное польское лобби. К тому же, как мы знаем, западные белорусские области некоторое время находились в составе Польши (с 1921 по сентябрь 1939 года — прим. ред.). И на этих территориях сейчас успешно действуют пропольские организации, для которых Минск предоставляет всякого рода послабления. В Польше учится огромное количество белорусских студентов — насколько я знаю, больше, чем в России. В этом смысле поляки действуют гораздо эффективнее, чем мы. При этом поляки предоставляют студентам гранты, сами ничего не теряя, — они просто пользуются европейскими программами, умело их распределяя.

Справедливости ради заметим, что ни среди рьяных сторонников Лукашенко, ни среди его рьяных противников не так уж много открытых сторонников ополячивания. Да, работа в этом направлении ведется, но она не столь масштабна. Кроме того, до недавнего момента у Александра Лукашенко было достаточно ресурсов, чтобы отвернуть голову кому угодно. Если сравнивать опять-таки с Украиной, то у Виктора Януковича по сравнению с Батькой изначально не было ни ресурсов, ни, самое главное, политической решимости. Украина после распада СССР была типичным олигархатом, то есть страной, разделенной на сферы влияния разных олигархических группировок. В Беларуси же такого не было и нет сейчас, поэтому ситуация в этих близко расположенных республиках политически и технологически разная.

— То есть вместо ностальгической модели, роль которой в России играет по преимуществу Советский Союз (а в определенный кругах — Российская империя), белорусам предлагают свой вариант «прекрасного прошлого» — Речь Посполитую. И отдельные представители белорусской нации отчаянно хотели бы туда вернуться?

— Вот именно, что отдельные. Хотя мне кажется, что власти Беларуси тоже по некоторому недоумию, а также исходя из попытки оградить себя от «великоимперских» российских поползновений постепенно туда общество сталкивают. Хотя, если мы беспристрастно посмотрим на историю, то мы увидим, что обитатели восточнославянских земель, входивших в Речь Посполитую, всегда числились там людьми второго сорта. Они были батраками, свинопасами, простыми земледельцами — людьми, не входившими в элиту. Но здесь сейчас наблюдается некий психологический феномен — на фоне антироссийских настроений проводники в «прекрасное прошлое» Речи Посполитой делают вид, как будто ничего этого не было. И сегодня, когда приезжаешь в Беларусь и тебе показывают какой-нибудь Несвижский замок, проводят экскурсию, рассказывают историю феодальных семейств, никто не вспоминает о том, что хозяева замка были либо поляками, либо знатью Великого княжества Литовского. Это была шляхта, которая без всяких сантиментов и соплей угнетала белорусов. К тому же белорусы и украинцы, находясь в составе Речи Посполитой, вынуждены были всю жизнь доказывать свое право называться белорусами и украинцами. Или же свое право исповедовать православие — известно, что поляки жестко окатоличивали свои восточнославянские владения.

Однако нынешние белорусские идеологи о «мрачных сторонах» польской короны как-то подзабыли. Они говорят: «А посмотрите, что в Польше сейчас!» — и начинают рассказывать про польское экономическое чудо, которое в значительной степени основано на простых вещах — на огромных дотациях со стороны Евросоюза. Польша успела снять все сливки с европейской помощи — вот вам и весь секрет «польского чуда». Все остальные бывшие восточноевропейские республики соцлагеря, придя за подачками после Польши, уже получили меньше. А сейчас рассчитывать на эти старые европейские программы просто смешно. То, что получилось в свое время у Польши, Беларуси и Украине не светит вообще ни при каких условиях.

«Сложности в российско-белорусских отношениях неоднократно случались и в прошлом, причем, они выглядели гораздо более фатальнее, чем нынешние»«Сложности в российско-белорусских отношениях неоднократно случались и в прошлом, причем они выглядели гораздо более фатальнее, чем нынешние» Фото: kremlin.ru

«ПОБЕДА ПРОЗАПАДНОЙ ГРУППИРОВКИ — ЭТО КАК МИНИМУМ ЛИКВИДАЦИЯ ПОЛОВИНЫ БЕЛОРУССКОЙ ЭКОНОМИКИ»

— Печально об этом слышать. Восстановится ли когда-нибудь утерянное славянское триединство: Россия, Украина, Беларусь?

— В той или иной форме так оно и будет: вопрос лишь в испытаниях, через которые нам суждено пройти. Развивающаяся геополитическая ситуация рано или поздно нас к этому подведет, но в каком виде и на каком этапе? Скажу искренне: никогда восточнославянский этнос не был так эффективен — политически, экономически и культурно, — как в рамках своего ныне утерянного тройственного союза.

Впрочем, я бы не стал пока хоронить и российско-белорусскую интеграцию. Интервью Лукашенко Гордону показывает, сколько комплиментов Александр Григорьевич отвешивает и Путину, и России. Сложности в российско-белорусских отношениях неоднократно случались и в прошлом, причем они выглядели гораздо фатальнее, чем нынешние.  

— Есть ли в ближайшем окружении Александра Лукашенко «пятая колонна»? Те, кто мог рассорить его с Россией и направить на тупиковый путь, на котором он потеряет и власть, и страну?

— Чаще всего все «пятые колонны» выращиваются самими руководителями, а потом они выходят из-под контроля. Я не настолько хорошо знаю окружение Лукашенко, но все почему-то называют министра иностранных дел РБ Владимира Макея (до 2012 года руководитель администрации президента РБ — прим. ред.). Да, ему приписывают, что в Беларуси он олицетворяет условную прозападную группировку (7 августа Владимир Макей встретился с временным поверенным в делах США Джеффри Джуком и обсудил с ним «белорусско-американские отношения и ситуацию с выборами президента республики» — прим. ред.). Но я совершенно не представляю себе, какой может быть судьба у Республики Беларусь в случае победы прозападной группировки. Во-первых, для Александра Лукашенко это будет означать и конец карьеры, и, возможно, физический конец, а во-вторых, для Беларуси это как минимум ликвидация половины ее нынешней экономики. Да, наверное, какая-то группа белорусской элиты найдет для себя и дивиденды, и получит какие-то личные выгоды. Но им, так или иначе, потом свернут головы.

В контексте 30-летней истории Беларуси сам термин «пятая колонна» выглядит довольно чужеродно и ненадежно. Достаточно проанализировать судьбу таких людей на постсоветском пространстве. Попадались люди куда более лояльные, чем Лукашенко, — тот же бывший президент Киргизии Аскар Акаев, или Эдуард Шеварнадзе, или Виктор Янукович…. Ну и где они вместе со своими хвалеными гарантиями Запада? Случались и более жесткие варианты — вспомним хотя бы о судьбе сербского и югославского президента Слободана Милошевича (умер в тюрьме в Гааге в марте 2006 года — прим. ред.). Не знаю, что надо иметь вместо головы, чтобы в условиях Беларуси всерьез рассчитывать на западные обещания.

— Так революции в Беларуси 9 августа не произойдет?

— Могут быть митинги и волнения, но я думаю, что Лукашенко с этим справится. Справился бы он еще потом в урегулировании отношений с Москвой! Без нормальных отношений с Россией он останется в подвешенном состоянии. И даже проблемы с выборами могут тогда показаться Александру Григорьевичу цветочками. В конечном итоге это взаимосвязанные вещи. Если белорусский лидер восстановит отношения с Россией и со своим «старшим братом» (как он его называет), он одолеет и все остальное.

Сергей Александрович Михеев — российский политолог, радио- и телеведущий. Родился 28 мая 1967 года в Москве

После школы некоторое время работал на заводе «Изолятор».

В 1985–1987 годах — срочная служба в рядах ВС СССР.

С 1987 по 1994 год работал в Военно-воздушной инженерной академии им. профессора Жуковского.

В 1997–2000 годах — сотрудник лаборатории региональной политики МГУ.

В 1998–2001 годах — эксперт центра политической конъюнктуры России. С 1999 года работал в центре политических технологий, но в итоге сотрудничество было прекращено. По словам президента данной организации Игоря Бунина, причиной стали «идеологические расхождения».

В 1999 году окончил философский факультет (отделение политологии) МГУ им. Ломоносова. Параллельно с учебой в МГУ сотрудничал с рядом политических организаций, в том числе с конгрессом русских общин.

С мая 2001 года — ведущий эксперт центра политических технологий, политический обозреватель сайта «Политком.ру».

С апреля 2004 года — руководитель департамента стран СНГ центра политических технологий, с апреля 2005 года — заместитель генерального директора.

С 2010 года — генеральный директор Института Каспийского сотрудничества. Сайт организации представляет собой медиаагрегатор (собирает информацию разных сайтов, посвященных региону).

Эксперт ИТАР-ТАСС.

В 2011–2013 годах — директор центра политической конъюнктуры.

Осенью 2014 года объявлен персоной нон-грата (нежелательным лицом) в Евросоюзе по инициативе Литвы, как он сам утверждает, из-за позиции по украинскому кризису.

Частый гость общественно-политических ток-шоу на телевидении. С декабря 2015 года — ведущий передачи «Железная логика» на радио «Вести ФМ». Политический обозреватель телеканала «Царьград ТВ», с 3 ноября 2017 года — ведущий программы «Михеев. Итоги».

С 21 января по 2 августа 2019 года — ведущий авторской программы «Кто против?» на телеканале «Россия-1» (в паре с Владимиром Соловьевым).

24 июня 2020 года был выдвинут партией «За правду» на выборах в Рязанскую областную Думу VII созыва.

Глава экспертно-консультационного совета при главе Республики Крым.

Женат. Трое детей. Православный христианин.

Валерий Береснев

Фото на анонсе: © Владимир Трефилов, РИА «Новости»


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here