ВИДЕО: Ольга Иванова: «Книгу о Сююмбике я начала писать в 1986-м году»

0
93

Главной темой в книгах казанской писательницы является повествование о роли женщин в политической жизни Золотой Орды и татарских ханств на примере правительниц Нурсултан, Гаухаршад и Сююмбике.

Первая книга Ольги была опубликована в ноябре 2017 года «Нурсолтан», вторая в ноябре 2019 «Гаухаршад» и третья в мае 2020 года «Сююмбике», уже после того, как в 2019-м году прошло 500-летие царицы Сююмбике.

Подробности в интервью корреспонденту интернет-редакции ТНВ.

«Когда я писала трилогию «Повелительницы Казани» мне пришлось собирать материал больше 20-ти лет»

— В своих предыдущих интервью вы рассказывали, что ваша семья стала жертвой раскулачивания? Как на этом фоне вам «Зулейха открывает глаза»? 

— Саму книгу я не читала. Я на себе это лично не ощутила и не знаю, как это происходило. Я знаю о том, что моя бабушка считалась дочерью кулака и уехала из своей деревни Верхние Лузы из Заинского района Татарстана в 1930-х гг. с мужем на заработки и их не коснулась эта трагедия. Позже она узнала о том, что ее отца как кулака выкинули из больницы и не стали лечить. Но, по большому счету он был не кулаком, а бондарем, у него были батраки. Он был против коллективизации, ничего не хотел отдавать. Его никуда не увезли, он ушел в лес и жил в землянке, а когда заболел и пришел в больницу. Обо всем этом, моя бабушка узнала только спустя много лет, когда смогла вновь вернуться в родную деревню. Ее муж был из бедноты, служил снайпером во время Великой Отечественной войны. Так получилось, что он вернулся с войны с другой женой, а бабушка даже об этом не знала, она думала, что он пропал без вести. Бабушка осталась с тремя детьми.

— Нет желания окунуться в ту эпоху и написать про коллективизацию? 

— Я даже начала небольшую повесть как раз о своей бабушке, мне интересная жизнь с такими поворотами. Естественно, книга будет больше художественная. Правда, не знаю когда я ее закончу. Когда я погружаюсь в такие исторические вещи, я начинаю чувствовать нехватку своих знаний по этому времени.

Когда я писала трилогию «Повелительницы Казани» мне пришлось собирать материал больше 20-ти лет. О Сююмбике я начала писать в 1986-м году. Я сидела и ночами писала, моя первая рукопись, я ее храню.

Когда я захотела написать про ханш, я прочитала историю о них в статье в газете. После чего мне захотелось изучить эту историю глубже, но мне не хватает материала той эпохи.

— Откуда у вас любовь к этому периоду? 

— Я вообще очень люблю историю, но не ту которая случилась в нашей стране после Великой Отечественной войны. Меня увлекает древний мир и средние века – я просто очарована этими временами.

Когда я приехала в Татарстан после 10-го класса и услышала легенды о Сююмбике, статья про ханш, которых я считала бесправными женщинами, которые живут в богатых условиях, а тут я вдруг узнала, что они политические деятели, что они были значимы. Я стала искать художественную литературу об этом, но о них даже не было документальной литературы, практически ничего. Мне было обидно, что об этом времени и об этих великих женщинах никто и ничего не знает, кроме легенд. Легенда – это все таки сказка, а хотелось что-то близкое к правде жизни.

Я впервые села писать и у меня тоже получалась сказка, я понимала, что нужна серьезная база, которую я и собирала 20 лет, пока не поняла что я готова.

Я написала сначала книгу о Сююмбике (XVI век), хотя по хронологии Нурсолтан жила в XV веке, ее дочь Гаухаршад XVI веке.

«Я не думаю, что если бы Сююмбике в молодости была распутной женщиной, то народ оставил бы о ней легенды»

— Почему обратились к истории женщин? Влияние турецкого сериала «Великолепный век»? 

— Мои книги были написаны в 1990-х годах и «Нурсолтан» у меня опубликовалась в «Самиздате» в 2000-м году, а остальные две поскольку не было средств пролежали. Так что на тот момент я понятия не имела ни о каком «Великолепном веке».

— Вы написали о трех ханшах. Теоретически кто-то из них мог бы попасть в сериал «Великолепный век», в какой-нибудь эпизод?  

— Нурсолтан! Она незримо присутствует там в роли матери султана Сулеймана – Валиде. Она ведь была дочерью крымского хана Менгли I Герая. Потом ее выдали замуж за отца Сулеймана Селима I.

— В чем сила Сююмбике? Почему она стала чуть ли не единственным общепринятым символом из татарской средневековой истории? 

— Я думаю, что это связано с трагедией взятия Казани, падением Казанского ханства. Когда начались все эти события, она была регентшей при малолетнем хане, при своем сыне Утямыш-Гирее. По требованию Ивана Грозного в 1551 году ее выдали Москве вместе с сыном и ее казной, для того, чтобы отступило войско. Судя по данным, народ Сююмбике очень любил, потому что она была просветительницей, построила большую библиотеку в Казани, открыла много школ. Я так думаю, что если народ думал об образовании, то этот народ был накормлен и не бедствовал. Я думаю, что она поддерживала порядок. Сейчас о ней пишут много плохого, но я не думаю, что если бы она в молодости была распутной женщиной, то народ оставил бы о ней легенды.

— Две другие героини Нурсолтан и Гаухаршад менее известны. Не могли бы вы кратко описать их жизнь? 

— О Нурсолтан осталось гораздо больше свидетельств. Даже сохранилась ее переписка с дедом Ивана Грозного, Иваном III. Она дружила с Софьей Палеологой в письмах, хотя она и приезжала в Москву, уже будучи женой крымского хана. Если сравнивать с двумя другими героинями моих книг Гаухаршад и Сююмбике – она была женщиной со счастливой судьбой, она умерла в старости и почете. Но, умирая она знала, что у нее нет наследников, т.к. оба ее сына были бездетными и тот, который сидел на казанском троне Мухаммед-Амин хан и тот, который был в плену у Москвы -Абдул-Латиф хан. Ее дочь Гаухаршад также была бездетной, но если бы у нее и были дети, они бы не имели права на трон. Нурсолтан была прославлена не только благодаря красоте, но о ней говорили и как о женщине-дипломате. Считается, что именно благодаря ей был довольной длительный мирный период между Москвой и Казанью.

О Гаухаршад известно очень мало, она воспитывалась в Крыму, а потом мать отправила ее к брату в Казань. После того как не стало ее матери и братьев, она восседала на казанском диване. Также, говорится о том, что она частенько возглавляла заговоры, из этого я сделала выводы о ее характере. Она устраивала их, чтобы бороться за независимость Казанского ханства. Еще есть легенда о царевне, которая утонула в озере Кабан и временами утаскивает в озеро детей, или расчесывает свои волосы сидя на камне и грозит пальцем казанцам, которые ее не послушали. Я думаю о том, что это предание говорит о том, каков был характер этой женщины.

— Наука не стоит на месте может уже после выхода книг открылись новые факты о ваших героинях? 

— Пока ничего нового я не видела. Но я написала еще один исторический роман «Великая орда», который еще не вышел. Он об основателе Казанского ханства Улу-Мухаммеде. Я начала писать его в начале 2000-х гг. я нашла материалы о том, что он являлся внуком Тохтамыша и его год рождения был неизвестен. Мой сюжет был завязан на Тохтамыше, на Тамерлане, На Идегее, это было важно и мне нужно было проследить весь распад Золотой Орды до основания Казанского ханства. Но, позже историки пришли к другому выводу, что он оказывается не внук Тохтамыша, а он ему двоюродный дед.

Я посоветовалась с историками, рассказала, что весь сюжет моего романа ломается и 600 с лишним страниц написаны, на что они сказали: «Если следуешь по Худякову, значит продолжай. Это твое авторское право».

— Был ли для вас примером какой-либо автор при написании книг?

— Главным источником для меня были книги Михаила Худякова. Я не сразу столкнулась с его книгами, но в них я нашла много ответов на свои вопросы, и относительно быта, и иерархии и т.д.

В моей трилогии идет речь и о Литовском великом княжестве, и о Польском королевстве, о Русском великом княжестве, о Ногайской орде, о Крымском ханстве и немного об Османской империи – мне пришлось очень много перерыть, чтобы написать пару строк. Т.е. в своих книгах я следовала историческим событиям, даже если бы по сюжету можно было куда-то свернуть, я не сделала этого.

Сейчас мне обидно читать то, что в Facebook одна дама, даже не прочитав книги начала меня критиковать, но, все таки большинство людей меня поддерживает.

— Издавались ли ваши первые две книги («Нурсолтан» и «Гаухаршад») на другие языках и будет ли переведена третья «Сююмбике?»

— Из всех трех книг печатались довольно большие отрывки в «Казанском альманахе» на русском языке. После этого в журнале «Безнең мирас» вышли отрывки на татарском языке, которые перевел Мударис Валеев. Также он издал книгу с отрывками на татарском языке, которая вышла в 2018-м году.

Я надеюсь, что это доброе начинание. Потому что в первую очередь я писала эти книги для татарского народа, но на русском, чтобы как можно больше русскоязычного населения узнало об этой истории.

tnv.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here