«Вокруг Мусы Джалиля, его плена и творчества наворочены горы агитпроповской лжи»

0
54

Анти-римзиль, или Как «Моабитские тетради» для потомков сохранил белый эмигрант и татарский буржуазный националист

Многие вопросы истории, относящиеся к периоду Великой Отечественной войны и последующему развитию советского государства и общества, по-прежнему окутаны мраком, а их обстоятельства не выяснены окончательно. Неделю назад известный журналист и общественный деятель Римзиль Валеев в своем материале на наших страницах обратился к теме жизни и смерти Мусы Джалиля, 70 лет назад казненного в немецкой тюрьме. Отвечая на блог Валеева, публицист Талгат Бареев в статье, написанной специально для «БИЗНЕС Online», размышляет о правде и небылицах вокруг посмертной славы поэта и считает, что его история намного проще и прозаичнее, чем это кажется многим.

«ВСЁ БЫЛО ГОРАЗДО ПРОЗАИЧНЕЕ»

Как говорится, все было не так, как на самом деле. Вокруг Мусы Джалиля, его плена и творчества наворочены горы агитпроповской лжи. Все было гораздо прозаичнее и проще, на самом деле, Джалиль и другие татары, вступив в Легион «Идель-Урал», дали присягу на верность германскому государству и обрели германское гражданство. Впрочем, не берусь осуждать людей, попавших в тяжелейшие жизненные обстоятельства. Все эти коммуно-большевистские людоедские штучки, что нельзя попадать в плен, что нужно стреляться, вызывают у меня отторжение и отвращение. Во все времена, у всех народов, к побывавшим в плену относились, по меньшей мере, с сочувствием. Не случайно, есть международные конвенции об обращении с пленными, «Международный красный крест» занимается помощью пленным. Иосиф Сталин от всего этого отказался, не в последнюю очередь и поэтому советские военнопленные оказались в ужасном положении. Сразу после войны, Джалиль был объявлен предателем и (внимание!) его так называемая жена Амина (на самом деле ее звали Анна Петровна!) отказалась от него. Хотя советы уже в 1946 году получили тетради со стихами Джалиля, написанными в плену. А дело было так.

Муса Джалиль с женой Аминой
Муса Джалиль с женой Аминой

КТО ПЕРЕДАЛ МОАБИТСКИЕ ТЕТРАДИ?

Группа татарских легионеров была заключена в тюрьму Моабит по обвинению в антигосударственной деятельности (ведь они уже имели германское гражданство). Пока шло следствие, к ним постоянно ходил на свидание с передачами студент Берлинского технического университета, татарский эмигрант Киязым Миршан. Да, нужно сказать, обвинение, предъявленное им, не тянуло на смертную казнь. Перед этим две группы татарских легионеров были осуждены по такому же обвинению на каторжные работы. Но в июне 1944 года произошло покушение на Адольфа Гитлера, после этого все обвиняемые в государственных преступлениях стали поголовно приговариваться к смертной казни. Именно под этот каток и попала группа сопротивления Курмаша-Джалиля. В отличие от сталинской СССР, Германия даже при нацистах оставалась государством закона и правопорядка. После смертного приговора, все вещи татарских арестантов передали Миршану, так у него оказались записные книжки Джалиля со стихами (немцы не проявляли никакого интереса к текстам, написанным непонятными арабскими буквами) Летом 1946 года Миршан передал эти стихи в советское посольство в Риме. Вот, вроде бы, и вся история.

НЕБЫЛИЦЫ ОТ СОВЕТСКОЙ ВЛАСТИ

Но тут во всей красе всплывает подлая сущность советского тоталитарного режима. Несмотря на получение советскими органами патриотических стихов Джалиля, обвинение в предательстве с него не сняли. Если помните, на страницах «БИЗНЕС Online» было размещено интервью с певицей Юлией Зиганшиной, она упоминала о своей бабушке-военнослужащей, которой первой было доверено переводить стихи из «Моабитской тетради» Джалиля. Очевидно, она служила в органах «гэбэ». О Джалиле вспомнили лишь тогда, когда Хрущев начал разоблачать «культ личности Сталина». И тут начали наворачивать горы лжи. Ну как можно было сказать народу правду о том, что тетради со стихами поэта-патриота и советского героя сохранил и передал Родине белый эмигрант и татарский буржуазный националист? Нет, это для советов было решительно невозможно! Поэтому стали придумывать разные небылицы и находить разных “тиммерманс-миммермансо”в. К сожалению, покойный Рафаэль Мустафин больше всех в этом постарался.

“Перед приговором. Муса Джалиль” (1954). Харис Якупов

СЕМЬЯ ДЖАЛИЛЯ

Когда я рассказал ему о Киязыме Миршане (он, уже пожилым человеком, приезжал на II Всемирный конгресс татар в августе 1997 года, тогда я с ним и познакомился), Рафаэль-ага замялся и ничего вразумительного не смог ответить. Так, промямлил что-то, дескать, тетрадей было много, какую-то часть из них мог передать и Миршан. И еще. В Казани все эти годы жила настоящая семья Мусы Джалиля. Его сын Альберт стал офицером СА, служил летчиком в ВВС, к сожалению, с ним мне не довелось познакомиться, он уже скончался. Его могила находится у самого входа на Новотатарское кладбище со стороны улицы Меховщиков. У нас с барабанным боем проводят трескучие мероприятия, а вот за могилой Альберта Мусаевича Залилова, сына Мусы Джалиля и офицера СА никто не ухаживает, камень там давно уже перекосился. А вот с дочерью поэта-героя Люцией Мусаевной мне довелось познакомиться, она давала уроки театрального искусства детям в татарской гимназии № 68 г.Казани, где учился мой сын, тоже Муса. В отличие от «московской семьи», казанская семья Джалиля никогда не отрекалась от своего отца, прекрасно говорит по-татарски, читает стихи поэта в оригинале. А московские дети и потомки, мне кажется, не имеют никакого отношения к татарскому народу и творчеству Джалиля.

Талгат Бареев

http://www.business-gazeta.ru/article/112894/

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here