Врач-инфекционист: «Наша общая задача – сдержать вал! Вирус уже добрался до нас»

0
157

Доцент медуниверситета им. Пирогова о том, почему из-за COVID-19 закрывают целые города, хотя больна всего лишь горстка людей

«В 80 процентах COVID-2019 ничем не отличается от ОРВИ. Вы не обнаружите его по симптомам», — утверждает доцент кафедры инфекционных болезней у детей Российского национального исследовательского медуниверситета им. Пирогова Иван Коновалов. В интервью «БИЗНЕС Online» он рассказывает о случаях передачи вирусов от животных к человеку, о том, потеряет ли COVID-19 свою агрессивность и как беспечная молодежь заражает новым коронавирусом старшее поколение.

Иван Коновалов: «Коронавирус — это вирус. Первое, что надо понимать. Их существует очень много. Ряд из них поражает животных, какие-то — бактерии, какие-то — растения, а еще какие-то — человека»Фото предоставлено Иваном Коноваловым

«В СТРУКТУРЕ ОРВИ КОРОНАВИРУСНАЯ ИНФЕКЦИЯ ЗАНИМАЕТ ОТ 5 ДО 15 ПРОЦЕНТОВ»

— Иван Вячеславович, давайте сразу разберемся, что такое коронавирус. В интернете много слухов: то ли то же, что ОРВИ, то ли едва не чума. Ответьте как специалист.

— Коронавирус — это вирус. Первое, что надо понимать. Их существует очень много. Ряд из них поражает животных, какие-то — бактерии, какие-то — растения, а еще какие-то — человека. Коронавирусы типичны и для человека, и для животных. До появления того мутанта, из-за которого мы с вами общаемся, коронавирус присутствовал постоянно и в человеческой популяции, и в популяции животных и продолжает циркулировать.

Если говорить про ОРВИ, то эти четыре буквы обозначают респираторный синдром, довольно легкий: красное горло, кашель, чихание, повышение температуры, интоксикация. Все знают, что за сезон можно болеть несколько раз разными типами данных инфекций, они немного могут отличаться друг от друга. Есть более тяжелые, например грипп, поэтому его стараются выявлять и вирусологически расшифровывать. Существует аденовирусная, энтеровирусная, метапневмовирусная, респираторно-синцитиальная, риновирусная инфекция, тесты на которые делают гораздо реже, потому что это, как правило, болезнь самоограничивающаяся, не требующая какой-то специальной терапии. Тем не менее ОРВИ — частая причина обращения к врачу в России, но не такая частая в Европе и США. Легкое течение болезни за рубежом является некоей нормой, особенно в детском возрасте, и в коллективах люди болеют достаточно часто, «обучая» свой иммунитет.

В структуре ОРВИ коронавирусная инфекция занимает от 5 до 15 процентов (а иногда и до 20 процентов) всех случаев. Это не новый вирус. Помимо того, что он вызывает легкую форму так называемой простуды, у него еще есть ряд особенностей: РНК-содержащий вирус, в чем похож на вирус гриппа, и подобным характеризуется его способность к мутациям. Как я уже сказал, так же, как и гриппом, коронавирусной инфекцией болеют и являются переносчиками не только люди, но и животные. В частности, большое ее количество переносят летучие мыши (практически не погибая от нее), при этом существует некоторое сродство коронавирусов, выделяемых от летучих мышей и человека. При определенных условиях вирус может перепрыгивать с животного на промежуточного хозяина (как правило, тоже млекопитающее), а с него — на человека. Я подхожу к описанию того, как произошла спонтанная мутация в конце 2019 года, которая вызвала новый тип вируса, более агрессивный для человека. Но начать хотелось бы с того, что подобные случаи бывали и ранее.

— Приведите примеры, пожалуйста.

— Так, в 2002-м такой перескок вируса произошел с летучей мыши на циветт (виверровые кошачьи), которые распространены в Азии. Когда они стали промежуточным хозяином, коронавирус в них также сохранился. В условиях бесконтрольного контакта человека с зараженными циветтами произошла передача со вспышкой атипичной пневмонии. Вирус был назван, соответственно, CoV-SARS (коронавирусный тяжелый острый респираторный синдром). Та вспышка локализована в Китае. В отличие от сегодняшнего случая, тогда не было китайского Нового года, это не столь перенаселенный район, как Хубэй, где город Ухань, помимо неорганизованного громадного рынка по продаже экзотических животных для употребления их в пищу, еще и являлся крупным транспортным узлом. В 2002 году вирус был изолирован, все заболевшие выявлены и посажены на карантин. В результате с 2004-го ни одного случая выявления данного вируса не отмечено. Это пример истории, когда предпринимаются жесткие меры по локализации и ограничению распространения. В то время вспышка затронула примерно 10 тысяч человек, из них 10 процентов погибли. Много это или мало — вопрос философский. В ту вспышку в основном были включены жители Китая. Тем более подобное стало результатом появления новой болезни, и в первые несколько дней и недель врачи не понимали, что происходит, как надо оказывать медицинскую помощь. Далее процесс распространения удалось прекратить.

Следующий этап нашей неблагоприятной встречи с коронавирусами — это 2012 год, когда отмечалась вспышка ближневосточного респираторного синдрома, так называемого MERS. Тогда перескок с летучих мышей прошел через промежуточного резервуара — верблюда. Человек, соответственно, контактировал с животным, и дальше пошла передача от человека к человеку. До сих пор, до 2019 года, регистрировались случаи инфицирования этим вирусом, то есть он никуда не ушел. Вспышка случилась на территории Саудовской Аравии, и там локализовать таким образом, как в Китае, не получилось. Несмотря на высокую изначальную летальность (до 35 процентов), в настоящее время смертельные случаи от MERS крайне редки.

Вам должно быть уже понятно, что COVID-19 — вирус для нас известный, но новый по свойствам. К сожалению, до сих пор не локализован промежуточный резервуар, то есть животное не определено. Генетически есть сходство с китайским панголином, мясо которого также употребляют в пищу в традиционной китайской медицине. Но по результатам обследования панголинов вирусов, похожих генетически на тот, что циркулирует сейчас, не было найдено. Также подозревали змей, но тоже не нашли у них новый штамм. Поэтому вопрос остается открытым. Исходя из почти полного совпадения по генетике и вызываемому процессу вирусу SARS-CoV вспышки 2002 года, новый штамм был назван SARS-CoV-2, а вызываемая им болезнь — COVID-2019.

Коронавирус циркулировал всегда, в том числе у человека. Часто спрашивают об искусственном создании. Для инфекционистов и эпидемиологов понятно, что не надо ничего придумывать — все есть в природе, вопрос в совпадении сразу нескольких факторов: климатических, социальных, временных и прочих. Вариабельность вируса позволяет ему быстро приобретать мутации и закреплять их.

«Если говорить про ОРВИ, то эти четыре буквы обозначают респираторный синдром, довольно легкий: красное горло, кашель, чихание, повышение температуры, интоксикация»

«Если говорить про ОРВИ, то эти четыре буквы обозначают респираторный синдром, довольно легкий: красное горло, кашель, чихание, повышение температуры, интоксикация». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ИНФЕКЦИЯ ИМЕЕТ СВОЙСТВО НЕ ТОЛЬКО ФИЗИЧЕСКОГО ЗАРАЖЕНИЯ, НО И ПСИХИЧЕСКОГО ВОЗДЕЙСТВИЯ»

— Вы перечислили несколько случаев, когда вирус переходил от животного к человеку. Однако были ситуации, когда удалось все сразу локализовать, а сейчас коронавирус распространился на весь мир. Почему так случилось? И почему возникла такая паника?

— Про нее поговорим отдельно. А то, какое количество людей было затронуто, связано с целым набором факторов. Первый — округ Хубэй. Представьте себе, что такое время накануне европейского Нового года. Это целая транспортная сеть, очень много людей со всего мира прилетают в Китай на новогодние праздники, большое количество китайцев проживают в Европе и США, которые в то время возвращаются к себе на родину, а потом улетают в разные страны. Это примерно 180 тысяч квадратных километров, на которых проживают порядка 57 миллионов человек. По сравнению с ними, например, Новосибирская область — 178 тысяч квадратных километров, где проживают около 2,8 миллиона человек. Цифры несопоставимые. Следовательно, первичное распространение произошло на рынке в городе Ухань. Поймите, что тяжелая симптоматика возникает не сразу, а спустя несколько суток, когда люди могут поехать вообще на другой конец если не страны, то округа. И у большинства активных граждан COVID-2019 протекает в легкой форме. Таким образом, эпидемиологическое расследование в случае первичного инфицирования крайне затруднено. Тем не менее Китай смог совладать с ситуацией спустя месяцы.

Почему про атипичную пневмонию 2002 года население особо не знало, как и про ближневосточный синдром? Я думаю, что это связано с тем, как презентуется информация. Дело в том, что в 2002-м КНР, может, была еще не готова публиковать сразу информацию о том, что у них что-то страшное произошло. Одновременно с этим там предпринимали меры, потому для многих людей такая история осталась какой-то записью. В данном случае Китай буквально с первого дня уведомил и ВОЗ, и все надзорные органы, что в стране происходит что-то не так. Там очень быстро поняли генетическую последовательность вируса, разработали основу тест-систем, которые стали производить в других странах. Россия — одна из первых. Соответственно, информация из КНР сразу начала поступать в массмедиа.

Если вы помните, в январе 2020 года, когда стало понятно, что все нарастает, у нас шла смена правительства. Приоритетность освещения, кто окажется в министерствах, а кто — нет, для СМИ это было важнее. И тут сработала не избирательность эпидемиологов и медработников, а тех, кто данную информацию предоставляет. Потому паника — это вопрос взаимодействия общего информационного поля, оно очень открытое, и любой человек может написать что угодно, а его так или иначе будут рассматривать. Я думаю, что, как и с прошлыми инфекционными вспышками, например вирусами Эбола или Зика, инфекция имеет свойство не только физического заражения, но и психического воздействия, особенно если информация распространяется по всем каналам сразу.

— Значит, виноваты в панике журналисты.

— Мы не говорим о том, кто виноват. В 2002 году такой распространенности мобильных телефонов, через которые можно получить новости здесь и сейчас, просто не было. Не существовало средств такой быстрой передачи информации, мгновенных сообщений. Соответственно, они также стали факторами. Мы говорим не о вине, а об условиях.

«Вам должно быть уже понятно, что COVID-19 — вирус для нас известный, но новый по свойствам. К сожалению, до сих пор не локализован промежуточный резервуар, то есть животное не определено»

«Вам должно быть уже понятно, что COVID-19 — вирус для нас известный, но новый по свойствам. К сожалению, до сих пор не локализован промежуточный резервуар, то есть животное не определено». Фото: «БИЗНЕС Online»

«ПРОФИЛАКТИКА №1 — ЭТО МЫТЬЕ РУК»

— Но я не помню ни одного случая, чтобы множество стран объявляло карантин, закрывало въезды и выезды. Неужели такие меры нужны из-за нынешнего коронавируса?

— Реальность не всегда устраивает нас с эмоциональной точки зрения. Если мы спокойно посмотрим на то, как развивалась история в Китае, и на то, как она идет в Европе, мы увидим две принципиально различные ситуации. В КНР случилась локализация процесса, жесточайшие ограничительные меры, прикрытие большого количества производств, карантинные мероприятия, организация дополнительных коек, переброска медработников и так далее. Самое главное — отношение жителей к происходящему процессу. Мы, конечно, можем рассуждать о разнице некоего философского подхода к жизни среди различных национальностей, но все равно говорим об одной черте: люди, которые объединились, и поняли, что мера о расстреле при нарушении режима не просто так, она с целью не только запугать, но и, может, показать сверхсерьезность ситуации.

В то же время из Китая на родину вернулись многие довольно молодые люди с нормальным состоянием здоровья. Именно они являются суперспредерами — суперраспространителями. Когда мы наблюдали MERS, летальность достигала 35 процентов — очень большие показатели. С точки зрения человека это звучит страшно: воздушно-капельный путь передачи, треть погибает. Но по большому счету такая летальность даже ограничивает распространение инфекции, потому что чем больше людей болеют в легкой или бессимптомной форме, которая сейчас отмечается при COVID-2019, тем будет больше распространение, потому что они не считают себя больными, думают, что никто не вправе их ограничивать. Поэтому мы наблюдаем нынешнюю картину. В итоге фактические прогнозы зависят не только от органов власти, минздрава и Роспотребнадзора, но и от того, как люди понимают, что происходит, какие они сами совершают действия по гигиене и соблюдению карантина.

— Некоторые считают, что COVID-19 вызывает такой страх из-за того, что непонятно, как он распространяется, когда не то что достаточно чихания больного, но и потрогать то, чего человек касался. Это так или нет?

— Чтобы перестать бояться и сеять панику вокруг себя, необходимо представить, что данный вирус такой же, как, условно, грипп или другой респираторный вирус. Он действительно с частицами слюны и слизи при чихании и кашле распространяется в окружающую среду, заражает на несколько часов поверхность, и человек, который потом чешет себе нос, взявшись за поручень или ручку, может сам себя заразить. Но это характерно не только для коронавируса, но и для всех инфекций, передающихся воздушно-капельным путем. Ничего странного нет. Потому профилактика №1 — это мытье рук.

— А действительно ли защищают от коронавируса маски?

— Дело в том, что они не защитят здорового от больного. Цель маски — ограничить распространение инфицированной слюны и слизи тем, кто чихает. Поэтому одевать маску надо на больного. Понятно, что отдельные категории граждан, например медработники или таможенная служба, водители общественного транспорта, вынуждены носить маску, чтобы хоть как-то снизить риск заражения. Но они должны ее менять каждый час-два, иначе она просто не работает, а намокает и сама становится источником инфекции, которая на ней может оседать.

— В аптеках, как говорят, масок все равно нет.

— Это как с гречкой, которую зачем-то бросились покупать. И дело не в том, что ее в России мало, а в том, что если вы придете и возьмете две паллеты, то розница под такую логистику еще не адаптировалась, и это нормально. С масками история связана с тем, что много околомедицинской продукции производится как раз в Китае. Я думаю, что в какой-то степени поставки были изменены, хотя в целом масок хватает. Тут вопрос в логистике. Скоро прилавки будут этой гречкой завалены, а люди наиграются в панику.

«Цель маски — ограничить распространение инфицированной слюны и слизи тем, кто чихает. Поэтому надевать маску надо на больного»

«Цель маски — ограничить распространение инфицированной слюны и слизи тем, кто чихает. Поэтому надевать маску надо на больного». Фото: «БИЗНЕС Online»

«КОРОНАВИРУСНАЯ ВСПЫШКА ВЫЯВИЛА МНОГИЕ ВОПРОСЫ, КОТОРЫЕ ДО ЭТОГО ВООБЩЕ НЕ ЗАМЕЧАЛИСЬ»

— Нынешний коронавирус опаснее, чем обычный грипп?

— Мы не можем говорить про то, что опаснее, иначе будем сравнивать, к примеру, поездки на автомобиле в РФ, которые уносят ежегодно десятки тысяч жизней. Да, подобное опасно, но разве из-за этого кто-то не сядет за руль, откажется от такси? Проще бояться авиаперелетов, по статистике являющихся самым безопасным видом перемещения.

Опасность заключается для людей старшего поколения и тех, кто имеет какие-то хронические заболевания. Например, у нас мужское население старше 50 лет чуть ли не в двух третьих случаев имеет гипертонию. Гипертоническая болезнь, особенно неконтролируемая, как показано на опыте китайцев (а у них уже большой объем данных, как и у итальянцев), — это тот синдром, который при коронавирусной инфекции может приводить, к сожалению, к неблагоприятным последствиям. Сейчас активно проверяется история связи новых форм вирусной инфекции с приемом некоторых видов лекарственных средств, но пока все на уровне недостоверной информации. Есть некое теоретическое обоснование, о котором я не хотел бы сегодня говорить как об однозначном. Поскольку, если мы оперируем большими категориями граждан, мы не имеем права, например, запретить всем «Ибупрофен». Если у человека лихорадка, озноб, температура 40, то «Парацетамол» может не оказать эффекта, а больной может погибнуть совершенно от других причин. Это одна сторона вопроса.

С другой стороны, для тех, кто старше 70 лет, риск жизнеугрожающих состояний от коронавируса нового типа принципиально повышается. От гриппа точно так же: 95–98 процентов летальных исходов — это пожилые люди. Но при гриппозной инфекции также тяжело болеют дети до трех лет. В 2020-м в США количество летальных исходов у детей измеряется сотнями, у взрослых только за этот сезон погибли более 52 тысяч человек — очень много. Ежегодно «привычный» грипп уносит более полумиллиона жизней на планете, несмотря на то что есть вакцины, которые многие не используют. Мы же не сравниваем количество летальных исходов так же, как нельзя сравнить опасность ВИЧ-инфекции и туберкулеза. Они могут существовать параллельно, как и грипп с коронавирусом. В Китае при тяжелых случаях коронавирусной инфекции чуть ли не 10–15 процентов были заражены одновременно и гриппом. Вполне возможно, болезни даже друг другу помогают.

— Сейчас подсчитывается количество летальных исходов. Но люди умирают именно от коронавируса или осложнения каких-то других болезней, которые у них уже были?

— Мы не можем отделить эти два процесса и рассматривать вирусную инфекцию как нечто отдельное от состояния здоровья человека в целом. Потому мы видим рекомендации по здоровому образу жизни вместо того, чтобы придумывать какие-то противовирусные или иммуномодулирующие средства, действительно играет роль то, как человек спит, как питается, особенно это важно в условиях массовой истерии и паники. У многих людей с определенными психологическими проблемами (не говорю уже о пограничных психиатрических расстройствах) на фоне таких социальных преобразований может развиваться депрессивное состояние, панические атаки, которые могут ухудшать здоровье и влиять на поведение, восприятие информации.

— Эпидемиолог из Гарварда высказала предположение, что коронавирусом в течение года переболеет 40–70 процентов населения планеты. Вы в это верите?

— Тут вопрос не веры. Коронавирусная вспышка выявила многие вопросы, которые до того многими людьми вообще не замечались. Если вы проанализируете сыворотку крови практически любого человека на планете, у него будут признаки перенесенной гриппозной инфекции. Хотя, по официальным данным, у нас в год на планете болеет «всего» 1 миллиард. То есть мы говорим о том, что контакт с инфекцией — это не всегда болезнь и не всегда тяжелая. У многих людей старше 50 лет есть антитела против гепатита А, хотя они не прививались и желтухой не болели. Это говорит о том, что инфекция, особенно массово распространяющаяся, всегда находит свою нишу так же, как герпетические инфекции поражают практически все население. Ветрянкой же почти все переболели в детстве, если не были привиты. То же самое здесь. Когда вирус подуспокоится, а мы этого тоже ожидаем (есть предпосылки)…

«Опасность заключается для людей старшего поколения и тех, кто имеет какие-то хронические заболевания»

«Опасность заключается для людей старшего поколения и тех, кто имеет какие-то хронические заболевания». Фото: minzdrav.tatarstan.ru

— Когда?

— По срокам ответ сложнее давать. Но так или иначе все вирусы, которые передаются от диких животных к человеку и когда закрепляются свойства передачи от человека к человеку, со временем теряют агрессивность. Можно вспомнить о пандемии свиного гриппа, который теперь стандартный участник гриппозных эпидемий. Вирус никуда не исчезнет, потому что слишком большое количество людей контактировали и болеют в легких формах. Это одновременно и благо, и угроза.

— У нас ежегодно эпидемии гриппа, но никто притом не закрывает целые города и страны, университеты и школы не отправляют на дистанционное обучение. Сейчас такие меры оправданы или излишни?

— Во-первых, против гриппа существуют вакцины. Во-вторых, есть четко доказанная противовирусная терапия. В-третьих, против сезонного гриппа у многих уже имеется иммунитет за счет перенесенных легких форм. От нового вида коронавируса никакого изначального иммунитета у человека нет, поэтому пока мы исходим из статистики летальности, которая не слишком утешительная для отдельных групп населения. Те 2,5–3 процента летальности, которые мелькают в интернете, совершенно разнятся с данными по разным странам. Сравните показатели смертности в Германии и Италии. Мы локализуем эту инфекцию, чтобы избежать массового одновременного поражения старшего поколения, если проще говорить. Других эффективных мер не бывает.

— Сколько потребуется времени, чтобы изобрести вакцину?

— Ее изо всех сил сейчас стараются сконструировать. Однако проблема не только в конструкции (она может быть и несложная), но и в том, чтобы штамповать ее на сотни миллионов людей по всей планете. Если вы хотите какой-то препарат применять у сотен миллионов людей, вы должны быть уверены, что он безопасен. А проверка безопасности как раз занимает длительное время — минимум полгода. По предварительным оценкам, вакцинация все равно не будет использоваться для населения в целом, это окажутся или совсем пожилые люди, или тяжелобольные, у которых станет взвешиваться риск от вакцины и инфекции. Опять же приведу пример. У нас есть вакцина от гриппа. Ежегодно полмиллиона умирают от него, тем не менее многие не вакцинируются.

— А вы сами?

— Конечно, мы вакцинируемся и вакцинируем всех вокруг себя, особенно детей первого года жизни, беременных женщин, пожилых людей, которые чаще всего погибают от этой инфекции. Вакцина не защищает на 100 процентов, она снижает риск тяжелых форм и осложнений.

— В течение года могут изобрести вакцину от нового коронавируса?

— По ожиданиям, ранее 2021 года вакцина вряд ли будет. Надеяться на нее как на сдерживающий фактор, скажем, при такой пандемии особо не получится. Был опыт в 2009-м, когда вакцина от свиного гриппа оказалась сконструирована в России спустя два месяца от начала пандемии, причем она являлась безопасной и эффективно применялась, тем не менее пандемия существовала: массово прививаться так никто и не захотел.

— Получается, ничего сейчас нельзя предпринять?

— Мы можем заниматься изоляционными мероприятиями. Представьте себе: если с сегодняшнего дня все будут сидеть дома и не контактировать, то получится, что за это время не произойдет новых передач. Я, конечно, говорю про утопию, подобное невозможно. Но получается, что чем ближе реальность к ней, тем быстрее можно победить болезнь. Если бы люди зимой две недели сидели дома, особенно на праздниках, то у нас не было бы ни гриппа, ни кори, ни коронавирусной инфекции.

— Это невозможно.

— Да, но чем ближе мы к невозможности, соблюдая баланс экономических и социальных факторов, тем меньше прирост новых случаев. Сейчас как раз опасен неконтролируемый прирост, как в Италии. Одновременно на реанимационную койку медики не могут положить 10 тысяч человек. Потому все равно будут смерти среди тех, кто мог бы быть спасен. Россия в этом отношении гораздо лучше готова, чем та же Италия.

«Вакцина не защищает на 100%, она снижает риск тяжелых форм и осложнений»

«Вакцина не защищает на 100 процентов, она снижает риск тяжелых форм и осложнений». Фото: minzdrav.tatarstan.ru

«ИНФЕКЦИИ ВСЕ РАВНО, КАКОЙ У ВАС МЕНТАЛИТЕТ»

— Есть мнение, что нам в России, где мы привыкли к гриппу и ОРВИ, будет все это легче перенести, чем другим странам, где не так часто болеют простудными заболеваниями.

— Нет, они точно так же ими болеют, просто, как мы уже вначале говорили, не считают их серьезными, переносятся болезни хорошо и заканчиваются легко. У человека нет привычки. Это же семейное, из детства, что если ты болеешь, то не ходишь на работу, берешь больничный хотя бы на два-три дня и уж тем более не собираешься в компании с друзьями. За рубежом такого часто нет. Да и у нас тут вопрос взаимоотношения работодателя с сотрудником. Надеюсь, COVID-19 многих заставит изменить свое отношение.

— То есть это менталитет.

— Да, как и мытье рук. Например, в Норвегии моют руки гораздо реже. Дело в том, что ценник на пресную воду в еврозоне очень немаленький. Привычки прививаются поколениями. Кто снимает обувь при входе? Мы и японцы. Есть старая американская присказка, что, если кусок еды упал на пол, можно за пять секунд его поднять и это не считается. Хотя и у нас в стране в последние десятки лет много чего изменилось.

— В России говорят так: «Что упало у студента, то упало на газету».

— Инфекции все равно, какой у вас менталитет. Вы или делаете то, что облегчает передачу инфекции (а это просто контактный путь), или ограничиваете. Других вариантов нет.

— Главный совет — чаще мыть руки?

— Да, и изолироваться, если заболели.

— Российское здравоохранение готово к массовой госпитализации? Или достаточно дома пересидеть?

— Так как большинство случаев протекает в легкой форме, даже не требующей лечения, то сейчас идет вопрос о готовности к перестройке, перераспределению ресурсов. Этим активно занимаются, развертывают новые койки, даже в ущерб где-то в других сферах медицины. Но так или иначе наша общая задача — сдержать вал! Вирус уже добрался до нас. Если мы воспримем это как тяжелый вирус, который поражает людей с ослабленным здоровьем и старшее поколение, то молодежь будет вести себя более ответственно. Сейчас, например, у моих студентов объявлено удаленное обучение — не каникулы. Они не должны собираться в тусовки и передавать вирус, чтобы потом возвращаться домой и заражать родных. 

«Если вы чувствуете, что у вас ОРВИ, то придет врач и сделает тест на коронавирус нового типа. Это не страшно, что он у вас может быть»

«Если вы чувствуете, что у вас ОРВИ, то придет врач и сделает тест на коронавирус нового типа. Это не страшно, что он у вас может быть». Фото: minzdrav.tatarstan.ru

«НЕТ НИ ОДНОГО ПРЕПАРАТА, КОТОРЫЙ БЫ ПОВЫШАЛ ИММУНИТЕТ ДЛЯ ВСТРЕЧИ С НОВЫМ КОРОНАВИРУСОМ»

— Как определить человеку, что он заразился именно этим коронавирусом?

— Никак. В том-то и дело, что в 80 процентах COVID-2019 ничем не отличается от ОРВИ. Вы не обнаружите его по симптомам. Более того, на фоне всей этой психической истории, может, даже истерии, ряд людей себя накручивают. Но самое главное, что, если вы почувствовали себя плохо, не надо идти в стационар, поликлинику. Нужно остаться дома и вызвать врача. Сейчас в крупных городах организованы службы усиления. Тест-системы широко будут распространены. Если вы чувствуете, что у вас ОРВИ, то придет врач и сделает тест на коронавирус нового типа. Это не страшно, что он у вас может быть. Просто надо сидеть дома и сказать своим бабушкам и дедушкам, что две недели с ними не будете общаться.

— Правда, что есть случаи повторного заражения данным вирусом? У переболевших не появляется иммунитет?

— Да, я встречал подобные сведения, правда, единичные, потому мы на них пока опираться не можем. Это абсолютно не существенный элемент. Нам пока рано думать о том, какая продолжительность иммунитета от перенесенной инфекции. Хотя повторные волны не исключены.

— Может, стоит пить какие-то препараты для повышения иммунитета, витамины?

— Нет. Они не помогают. Нет ни одного препарата, который бы повышал иммунитет для встречи с новым коронавирусом. Понятие «повышение иммунитета» настолько противоречиво, что не имеет под собой никакой базы и научного основания. Есть люди, у которых страдают конкретные звенья иммунитета, поэтому они стоят на учете у иммунологов.Если человек не ест мясо и часто тяжело болеет, препаратом для поднятия иммунитета у него станет мясо.

— Как лечат COVID-19?

— Если пациент болеет в виде легкой простуды, то лечение симптоматическое, как мы привыкли: снижение температуры, обильное питье, отхаркивающие средства и так далее. Если мы говорим про более тяжелые случаи, например вирусную пневмонию, которая лечится уже в стационаре, то там динамическое наблюдение и назначение более ранней жесткой терапии. Но это уже информация для специалистов. Там и антибиотики применяют при вторичной бактериальной пневмонии, в тяжелых случаях искусственная вентиляция легких и насыщение кислородом вне легких (ЭКМО).

— Самолечением заниматься в любом случае не стоит, как и переносить болезнь на ногах?

— На ногах вообще никакие болезни переносить не надо, потому что даже обычное ОРВИ может дать осложнение на сердечную мышцу.

— Тем не менее у нас появляются новости, что все время кто-то сбегает из больницы.

— Это говорит о том, что люди относятся инфантильно не только к ситуации с ними (сами болеют легко или вовсе нет), но и ко всем окружающим. Мне кажется, основная задача — сломить данную парадигму. Китай уже показал, что если мы все немножко построимся против угрозы, то можно успешно преодолеть кризис в краткие сроки.

— У нас и так уже все выезды и въезды закрыты.

— Надеюсь, что после сегодняшней беседы вы по-другому стали оценивать ситуацию. Многие не понимают, зачем вводить такие жесткие меры, если болеет горстка людей. По большому счету именно жесточайшие меры предотвратят десятки, а то и сотни тысяч таких исходов.

Иван Вячеславович Коновалов окончил педиатрический факультет РГМУ им. Пирогова, клиническую ординатуру кафедры инфекционных болезней у детей РГМУ, получив первичную специализацию по педиатрии. По окончании аспирантуры защитил кандидатскую диссертацию по проблеме комбинированной вакцинации детей с хронической патологией.

Работал ассистентом кафедры инфекционных болезней у детей, ученым секретарем, в настоящее время — доцент кафедры инфекционных болезней у детей ПФ РНИМУ им. Пирогова минздрава России. Член ИГЭК, внешний эксперт по аккредитации.

Читает курс лекций для студентов и врачей, ответственный за элективный курс по иммунопрофилактике, руководитель студенческого научного кружка. Ведет консультативную работу на клинических базах кафедры в Морозовской ДГКБ.

Ведет прием по вопросам инфекционных болезней, педиатрии, вакцинопрофилактики.

Консультирует врачей различных специальностей по вопросам вакцинации детей с хронической патологией. Выезжает на эпидемические вспышки. Ежегодный член организационного комитета конгресса детских инфекционистов России, член ассоциации педиатров-инфекционистов России, союза педиатров России.

Сертифицирован по специальностям: педиатрия, инфекционные болезни, вакцинопрофилактика.

Хобби — литература, спорт, кино, кулинария.

Двукратный чемпион, призер открытых ковров Москвы по боевому самбо.

Елена Колебакина-Усманова

Фото на анонсе предоставлено Иваном Коноваловы

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here