«Без показухи любил свой народ»: памяти последнего великого татарского композитора

0
150

Народный артист РТ и РБ Идрис Газиев вспоминает ушедшего на 83-м году жизни Рената Еникеева, без него мы бы не знали «Син сазыңны уйнадын»

Сегодня исполняется 7 дней с похорон Рената Еникеева, с ним простились в Казани в прошлое воскресенье. Одним из тех, кто приехал на панихиду в союз композиторов РТ, был певец и педагог Идрис Газиев, много общавшийся со скромным интеллигентом и выдающимся музыкантом Еникеевым. В материале для «БИЗНЕС Online» Газиев поделился своими воспоминаниями о композиторе, а также размышлениями о том, умеем ли мы хранить память.

На прошлой неделе в Казани на 83-м году жизни скончался большой татарский композитор и виртуозный пианист Ренат Еникеев

На прошлой неделе в Казани на 83-м году жизни скончался большой татарский композитор и виртуозный пианист Ренат Еникеев. Фото: Владимир Зотов

СКРОМНЫЙ ИНТЕЛЛИГЕНТ И БОЛЬШОЙ КОМПОЗИТОР

На прошлой неделе в Казани на 83-м году жизни скончался большой татарский композитор и виртуозный пианист Ренат Еникеев. Проводили в последний путь композитора, творческая деятельность которого была заметна не только в России, но и за рубежом, весьма скромно. С одной стороны — коронавирус, который не позволил организовать церемонию прощания в большом зале, с другой — кроме части национальной творческой интеллигенции и профессиональной общественности, мало кто заметил уход пианиста. Впрочем, отметим, что на панихиде в маленьком актовом зале союза композиторов РТ были много известных людей, включая министра культуры Татарстана Ираду Аюпову.


Помимо того, что Еникеев писал симфоническую музыку, композитор был еще фольклористом и мастером обработок народных песен. Именно он восстановил, придал новое звучание и, по сути, вернул татарскому народу такие известные, любимые сегодня всеми песни «Син сазыңны уйнадын», «Бик еракта идек без», а также аранжировал «Әдрән диңгез» Салиха Сайдашева, да так, что в музыкальных кругах эта композиция подается в соавторстве — Сайдашев/Еникеев. Авторство многих песен наши современники почему-то приписали легенде татарской эстрады Ильгаму Шакирову — во многих источниках, пластинках и других записях автором музыки обозначен именно он. И мало кому известно, что данные композиции, которые стали классикой татарского искусства, звучат именно в обработке Еникеева.  

На этой неделе также стало известно, что певец, педагог, народный артист Татарстана и Башкортостана Идрис Газиев претендует на Тукаевскую премию за серию музыкальных телевизионных фильмов, посвященных известным татарским композиторам. Некоторые из картин ему помог создать Еникеев — он выступал не только в качестве собеседника и консультанта, но и восстановил с нуля партитуру всех произведений Сайдашева, которые по каким-то причинам не сохранились. Специально для читателей «БИЗНЕС Online» Газиев поделился своими воспоминаниями о великом композиторе и скромном интеллигенте Еникееве.

Идрис Газиев: «В моей жизни было очень много событий и встреч с известными людьми. В этом плане я очень везучий человек — мне повезло на хороших, умных людей, на тех, на которых ровнялся всю свою жизнь»

Идрис Газиев: «В моей жизни было очень много событий и встреч с известными людьми. В этом плане я везучий человек — мне повезло на хороших, умных личностей, на тех, на которых равнялся всю свою жизнь». Фото: Андрей Титов

 «РЕБЯТА, ЭТО НЕ НАРОДНАЯ ПЕСНЯ, А РЕНАТ ЕНИКЕЕВ!»

В моей жизни было очень много событий и встреч с известными людьми. В этом плане я везучий человек — мне повезло на хороших, умных личностей, на тех, на которых равнялся всю свою жизнь: и поэты, и композиторы, и писатели, и музыканты, и актеры. Это действительно большое счастье. Например, моя творческая жизнь началась с песен Рима Хасанова в 1980 году, я был знаком с Мустаем Каримом, брал интервью у радиоведущей, которая вела концерт самого Газиза Альмухаметова (основателя башкирского театра — прим. ред.)! На тот момент, когда мы общались, ей было 90 лет. Я беседовал с женой Баки Урманче Флорой Вагаповной, она передала мне записи кассет, где он поет.

Разговаривая с ними, я создал цикл музыкальных телевизионных фильмов «Идрис Газиев тәкъдим итә» («Идрис Газиев предлагает»), последний показали буквально на прошлой неделе на телеканале «ТНВ Планета». Это телевизионные музыкальные картины про Сайдашева, Урманче, Габдуллу ТукаяФарита ЯруллинаМансура МузафароваЗагита ХабибуллинаСултана ГабашиАлександра Ключарева и фильм «Татарская песня 100 лет назад».


Именно за серию данных лент, а также за вокально-симфоническую поэму «Тукай әһеннәре» всемирный конгресс татар выдвинул меня в 2020 году на соискание Тукаевской премии. Фильмы в интернете пока, к сожалению, посмотреть невозможно. Но, повторяю, канал «ТНВ Планета» буквально на прошлой неделе закончил показ цикла из 9 картин.

Работая над фильмом про Сайдашева и Музафарова, я познакомился еще с одним выдающимся композитором — Еникеевым, который скончался на прошлой неделе. К сожалению, прощание состоялось очень скромно и незаметно. Мне так печально, что имена таких композиторов, как Еникеев, Алмаз Монасипов, находятся в забвении. Мало кто знает, но Еникеев был мастером обработок народных песен. Именно он вернул татарскому народу такие известные, любимые сегодня всеми композиции, как «Син сазыңны уйнадын», «Бик еракта идек без». Они стали классикой татарского искусства. Мне часто приходится выступать в качестве жюри на различных конкурсах, туда приходят молодые исполнители и объявляют, что «Син сазыңны уйнадын» — народная песня. Я всегда и везде говорю: «Ребята, это не народная песня, а Ренат Еникеев!» Он был выдающимся композитором!

«На нынешней эстраде есть свои ориентиры, свой эталон. И, к сожалению, это не Еникеев. Вопрос вкуса, вопрос воспитания певцов — это кропотливая, долгая работа»

«На нынешней эстраде есть свои ориентиры, свой эталон. И, к сожалению, это не Еникеев. Вопрос вкуса, воспитания певцов — кропотливая, долгая работа». Фото: Владимир Зотов

Подобное печально, потому что шоу-бизнес… На нынешней эстраде есть свои ориентиры, свой эталон. И, к сожалению, это не Еникеев. Вопрос вкуса, воспитания певцов — кропотливая, долгая работа. У нас немного хромает система музыкального образования — многие музыкальные школы закрыты, не хватает инструментов, дефицит кадров. Скрипачей, баянистов мало. Что будет дальше? В детей нужно вкладывать. 

То, что годами, десятилетиями создавалиРашит ВагаповХайдар Бигичев,Шакиров, — это наследие с приходом новых артистов совершенно исчезло, и началась эпоха Салавата, а сегодня уже и Элвина Грея. Но каждый имеет право на существование и своего зрителя, однако те исполнители, которые занимаются классическим, академическим, традиционным пением, должны преданно работать. Не надо вести какую-то войну. Каждый должен заниматься своим делом и выполнять это качественно, честно и по совести. Не нужно смотреть, тысяча зрителей придут на твой концерт или 50 человек, и гоняться за цифрами.


ЕНИКЕЕВ ВОССТАНОВИЛ ОРКЕСТРОВКУ САЛИХА САЙДАШЕВА С НУЛЯ

Так случилось, что и о смерти выдающего композитора я узнал случайно. Выхожу в этот день утром на улицу, встречаю ректора казанской консерватории Рубина Абдуллина, и после взаимного приветствия тот говорит, что умер Еникеев и он направляется на прощальную панихиду. Я узнал о том, что композитор покинул наш мир, совершенно случайно! Представляете! Я в этот день оказался в Казани, а если бы не приехал, то мог бы и не узнать. И мы пошли с Абдуллиным в союз композиторов.

Жаль, что мне не дали выступить на прощальной панихиде, хотел сказать несколько искренних слов о том, как мы с Еникеевым тесно общались, когда я работал над музыкальными фильмами о Сайдашеве и Музафарове.

Еникеев выпустил трехтомник клавира Сайдашева. Клавир — это сборник всех произведений композитора с текстами и нотами. Он попал ко мне в руки, я начал разучивать песни и потом смотрю: «Составитель Ренат Еникеев». Я пришел к нему с первым томом и рассказал о своей задумке про фильм, поделился, что мне необходима оркестровка произведений Сайдашева. «Никаких вопросов», — ответил он. Все оркестровки, которые звучат в моем фильме, сделал Еникеев с нуля! Потому что он знает музыку, стилистику композитора, трепетно относился к творчеству Сайдашева. Пианист лелеял его наследие. Потом он подарил мне партитуры со своим автографом, они хранятся у меня дома в Уфе. Это дорогого стоит.

«Ренат Еникеев выпустил трехтомник клавира Салиха Сайдашева. Клавир — это сборник всех произведений Салиха Сайдашева с текстами и нотами»

«Еникеев выпустил трехтомник клавира Сайдашева. Клавир — это сборник всех произведений композитора с текстами и нотами». Фото: Владимир Зотов

Когда я снимал фильм про Музафарова, то снова обратился к Еникееву, брал интервью, поскольку они общались. Я написал сценарий, нашел у Клары Тазиевой рукописный клавир оперы «Галиябану» Музафарова. Это произведение в виде клавира нигде не издано. В библиотеке радио, где я копался в поисках произведений, список и каталог есть, папку открываю, а там пусто! Или только половина. Смотрю, внизу лежит какая-то стопка бумаг — это оркестровые партии оперы «Галиябану» для артистов, а партитуры нет! Мне нужна она, поскольку очень понравились три дуэта — заключительная сцена из оперы, я хотел спеть ее с Лилией Губайдуллиной, которая сейчас живет в Вильнюсе и поет с Литовским государственным симфоническим оркестром. Впоследствии мы с ней как раз и записали дуэты.

Еникеев восстановил партитуры для симфонического оркестра из заключительной сцены оперы «Галиябану»! Все отрывки из этих номеров! И еще написал оркестровку для песни «Илкәем», которую я тоже исполнил в фильме. Фоат Мансуров все отрепетировал, и мы с ним записали. Потом весь этот музыкальный материал вошел в интервью с Еникеевым о Музафарове.

«У Еникеева было удивительное отношение, удивительное чувство благодарности к тем композиторам старшего поколения. Он их всех называл учителями и корифеями»

«У Еникеева было удивительное отношение, чувство благодарности к тем композиторам старшего поколения. Он их всех называл учителями и корифеями». Фото: Владимир Зотов

ОН БЕЗ НАДРЫВА, НО ГЛУБОКО ЛЮБИЛ ТАТАРСКУЮ МУЗЫКУ

Вообще, у Еникеева было удивительное отношение, чувство благодарности к тем композиторам старшего поколения. Он их всех называл учителями и корифеями. У него не имелось никакого снобизма, хотя сам высокопрофессиональный пианист и очень грамотный, талантливый композитор.    

Это был честный, честнейший даже, благородный человек, который удивительно глубоко, без надрыва, без показухи любил свой народ, татарскую музыку. Настоящий интеллигент до кончика своих ногтей.

В целом день похорон был грустным — вечером я пошел в Камаловский театр на вечер памяти Шамиля Закирова. Это человек, который тоже сыграл значительную роль в моей жизни, особенно в период создания фильмов. Он тоже так трепетно относился к Сайдашеву! Удивительное отношение к Музафарову, Хабибуллину. Шамиль Зиннурович был удивительным человеком, вроде бы директор должен заниматься административной работой, но внутри него настолько кипела могучая любовь к своему народу, татарскому искусству, его всегда беспокоило наше наследие.

«Как я уже говорил, мне очень печально, что имена таких выдающихся людей не на слуху»

«Как я уже говорил, мне очень печально, что имена таких выдающихся людей не на слуху». Фото: Андрей Титов

ЭТО ПОСЛЕДНЕЕ ЗДАНИЕ, ПОСЛЕДНИЙ ДОМ, ГДЕ ОСТАНАВЛИВАЛСЯ ТУКАЙ

Как я уже говорил, мне очень печально, что имена таких выдающихся людей не на слуху. Вообще, в Татарстане дело с увековечиванием памяти выдающихся деятелей продвигается почему-то весьма сложно. Например, Габаши жил и работал в доме на углу Карла Маркса и Лобачевского. Там была Восточная консерватория. И до сих нет мемориальной доски! Он же татарский фольклорист. Я уже не раз об этом говорил.

В Казани сохранился единственный дом, где жил Тукай, — бывшие «Номера „Амур“» на Московской улице. Не «Номера „Булгар“», от которых ничего уже не осталось, один новодел, а «Номера „Амур“». Перед тем как поэта увезли в больницу Клячкина, он жил на Московской. Я вчера только проходил мимо, каждый раз, когда бываю там, смотрю на здание — его фасад, выполненный из красного кирпича в стиле модерн, еще сохранился, а внутри уже все разрушено, на первом этаже какой-то магазин модной одежды. Тоже нет мемориальной доски! Там и Фатих Амирхан в соседней комнате жил. Еще два года назад на одной из конференций в КФУ я высказал пожелание об этом, Разиль Валеев тогда сказал, что ведется какая-то работа по увековечиванию данного здания. Все говорят: «Да, да, надо». И на этом всё. Я не смог даже выяснить, кому принадлежит объект, чтобы договориться хотя бы об установке мемориальной доски. Но это же Тукай!


Снесли двухэтажный дом Шигапа Ахмерова на Пушкина, где жил маленький Сайдаш, и построили современный трехъярусный элитный жилой дом. Там даже доска висела соответствующая. Что, нельзя оказалось оставить этот объект? Нужно было сохранить, потому что Шигап Ахмеров — выдающийся просветитель, он столько сделал для татар в деле просветительства в начале прошлого века. А сколько снесено домов на улице Тельмана, где жила вся интеллигенция?

Сейчас этого ничего не вернешь, но я хотя бы через вас, через вашу газету, обращаюсь к руководству республики — повесьте две мемориальные доски: на дом Восточной консерватории, где жил и работал Габаши, и на бывшие «Номера „Амур“» на Московской улице!   

Песни Монасипова тоже невозможно найти в интернете. Мы выпустили диск с его произведениями, можно было бы хотя бы их выставить в интернет. Там поют и Шакиров, и Георгий Ибушев, я исполняю три песни. При работе над вокально-симфонической поэмой «Тукай әһеннәре», которая вышла в виде поэмы, я ездил к Монасипову домой в Москву. Я ему очень благодарен, потому что он по-новому открыл мне поэзию Тукая, его новый мир. Как Монасипов со мной работал! Над каждым стихотворением, звуком, интонацией. Это была по-настоящему творческая деятельность.

Идрис Газиев

Ренат Ахметович Еникеев — пианист, композитор, заслуженный деятель искусств ТАССР (1979), РСФСР (1987), народный артист Татарстана (2002). В 1983-м за вокально-симфоническую поэму «Памяти Мусы Джалиля» для хора, оркестра, органа и чтеца на стихи Хасана Туфана и монолог «Враги» на стихи Габдуллы Тукая для голоса с оркестром был награжден государственной премией Татарстана им. Тукая.

Родился 13 июня 1937 года в Казани. Окончил Казанское музыкальное училище, а в 1956-м поступил в Казанскую государственную консерваторию. Во время учебы написал произведения, которые сразу же стали репертуарными и положили начало его творческой биографии. В качестве дипломной работы был представлен концерт для фортепиано с оркестром. Фактически это второе в истории музыкального искусства Татарстана произведение данного жанра после концерта Рустема Яхина. В годы учебы в консерватории преподавал в музыкальном училище. После окончания консерватории в течение 1960-х годов работал солистом и концертмейстером в Татарской государственной филармонии им. Тукая, государственном комитете по телевидению и радиовещанию, заведующим музыкальной частью Камаловского театра. 1970-е годы явились в творчестве Еникеева периодом наибольшей активности, ярких достижений и открытий. Многое из созданных в эти годы произведений композитора вошли в сокровищницу татарской музыкальной культуры. Особенно большой вклад Еникеев внес в современный детский педагогический репертуар. Созданием цикла пьес для фортепиано «Сайдашстан» композитор явился, по существу, основоположником нового жанра в татарской музыке — авторизованной транскрипции.

Большой знаток фольклора, Еникеев — мастер обработок народных песен, отличающихся оригинальностью стиля. Используя фольклорные напевы в своих произведениях, он подвергает их масштабному или утонченно детализированному переинтонированию. В своем творчестве обращается к фольклору не только татар, но и других народов: башкирскому, казахскому, узбекскому, киргизскому, таджикскому.

Фото на анонсе: Владимир Зотов
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here