Who is mr. Хадиуллин: 10 малоизвестных фактов о новом министре образования и науки РТ

0
37

Назначенец «эпохи коронавируса» и перехода татарстанской школы в постиндустриальный мир

Выпускник Казанского педагогического, начинавший учителем в Мамадышском районе, человек, поработавший в исполкоме всемирного конгресса татар и дважды успевший побывать в должности первого замминистра образования и науки РТ, — таковы ступени роста нового «главного завуча» Татарстана. Именно Ильсуру Хадиуллину читатели «БИЗНЕС Online» с большим отрывом отдали пальму первенства в нашем «гадании» на тему того, кто придет на смену Рафису Бурганову. О тайнах биографии и вызовах на новом посту — в нашем обзоре.

На минувшей недели официально завершилась мхатовская пауза между уходом Рафиса Бурганова (на фото) в Поволжскую академию физкультуры и спорта и назначением нового «главного завуча» ТатарстанаНа минувшей неделе официально завершилась мхатовская пауза между уходом Рафиса Бурганова (на фото) в Поволжскую академию физкультуры и спорта и назначением нового «главного завуча» Татарстана. Фото: «БИЗНЕС Online»

КАК ЗА ХАДИУЛЛИНА ГОЛОСОВАЛИ ЧИТАТЕЛИ «БИЗНЕС ONLINE»

На минувшей неделе официально завершилась мхатовская пауза между уходом Рафиса Бурганова в Поволжскую академию физкультуры и спорта и назначением нового «главного завуча» Татарстана. Источники «БИЗНЕС Online» заговорили об этом событии еще 19 сентября. Однако пресс-служба правительства сообщила о назначении министром образования и науки РТ 55-летнего Ильсура Хадиуллина, с 2017 года работавшего в должности первого заместителя ведомства, в последний день сентября.

О грядущих переменах в руководстве министерства стало известно еще в начале августа. Как говорят источники «БИЗНЕС Online», довольно-таки долго было неясно, кто придет на смену. Весы выбора качались и в пользу женской ипостаси в лице председателя госкомитета по архивному делу Гульнары Габдрахмановой, начинавшей учителем и возглавлявшей какое-то время Рособрнадзор по РТ. Корни успеха ее карьеры, как говорят, восходят к семейным связям — поговаривают, что ее отец в свое время поспособствовал успехам молодости Рустама Минниханова. Но все же в итоге чаша весов склонилась в сторону кандидатуры Хадиуллина. Кстати, что интересно, именно его выбрали бы министром и читатели «БИЗНЕС Online». В ходе голосования накануне 1 сентября за него было отдано более 1,1 тыс. голосов — 35%. Габдрахманову уважили 184 проголосовавших, это 5% опрошенной аудитории. В самом минобрнауки, как говорят, также с некоторой опаской ждали разрешения этого непростого выбора и «болели» не за Гульнару Закариевну. Ее считают непростой и даже конфликтной фигурой — в свое время, к примеру, у нее были сложные отношения и с Энгелем Фаттаховым, и с другими сотрудниками министерства.

Так или иначе, теперь интересно познакомиться с новым, хотя и хорошо известным руководителем — «БИЗНЕС Online» собрал 10 малоизвестных фактов о жизни и работе нового шефа минобрнауки, известного своей непубличностью.  

Что известно о новом министре? Ему скоро будет 56 лет — он родился 18 октября 1964 годаЧто известно о новом министре? Ему скоро будет 56 лет — он родился 18 октября 1964 года. Фото: «БИЗНЕС Online»

1. СЕМЕЙНЫЕ ИСТОРИИ: ВЫХОДЕЦ ИЗ РАЙОНА, УЧИВШИЙСЯ НА РОДНОМ ТАТАРСКОМ И МЕЧТАВШИЙ СТАТЬ ВРАЧОМ

Что известно о новом министре? Ему скоро будет 56 лет — он родился 18 октября 1964 года. Его официальная биография начинается как-то сразу: вот он оканчивает Казанский государственный педагогический институт и в 1989-м получает диплом учителя биологии и химии. А затем, в 1993–1994 годах, он уже директор школы №71 столицы республики. Как будто некая сила взяла и вытолкнула его сразу на руководящую должность на сломе эпох — вспомните те бурные 90-е! Распад СССР, путч ГКЧП, суверенный Татарстан, подъем национального движения… А может быть, и нет тут ничего удивительного: мужчина в городской школе в те годы был сродни динозавру эпохи конца мелового периода. 

Хадиуллин — выходец из Рыбно-Слободского района, он родился в татарской деревне Тавларово. Поселение небольшое, дворов, может быть, 90. Отец работал в совхозе «Социализм» главным зоотехником (он окончил Казанский ветеринарный институт), а мать — учителем начальных классов. Так что Ильсур Гараевич с детства видел, что такое труд учителя — в тавларовской начальной школе он учился в классе своей мамы. В семье было трое детей, Ильсур — старший сын в семье. Так что, окончив среднюю школу в соседнем кряшенском селе — причем там тоже учили на родном татарском, — он поступает в Казанский пединститут на специальность химии и биологии. Говорят, что мечта была другой: стать врачом, так что оба эти предмета как профильные являлись его любимыми. Но, видимо, выбор пал на работу педагога — все же профессия мамы сыграла свою роль. 

Завершая небольшой семейный экскурс, стоит добавить, что супругой Ильсура Гараевича стала его одноклассница, и у них двое детей. 26-летний сын окончил аспирантуру, а дочь учится на втором курсе в Казанском университете. Забегая вперед, скажем, что школьные годы они провели в 155-й школе, которую на этапе строительства возглавлял их отец.

2. АРМЕЙСКИЕ ГОДЫ И ПЕРВЫЕ ШАГИ ПЕДАГОГА

Вуз наш герой окончил в возрасте 25 лет: после первого курса 18-летнего Хадиуллина призвали в армию. Служил он во внутренних войсках МВД СССР где-то на Урале, и именно в это время ему довелось пережить первую семейную трагедию: едва принявший присягу солдат получает из дома известие о тяжелой болезни матери. Приехавший домой военнослужащий проводил ее в последний путь и вновь вернулся в часть — он отслужил полных два года, затем вернулся на второй курс.

Учился Хадиуллин на очном отделении, а с получением диплома в 1989 году его направили учителем в школу села Нижняя Сунь Мамадышского района. Судя по карте, это примерно в 25 км от его родного Тавларово. Полгода спустя преподаватель становится завучем по воспитательной работе, ну а всего здесь проработал год, и ему предложили стать директором средней школы в селе Соколка. Впрочем, в Сокольской средней школе начинающий директор тоже не задерживается: судьба вела его в Казань.

Знающие его профессионалы отрасли отмечают, что это всегда было его позицией. Директор или завуч — не менеджеры, а «играющие тренеры»Знающие его профессионалы отрасли отмечают, что это всегда было его позицией. Директор или завуч не менеджеры, а «играющие тренеры». Фото: mon.tatarstan.ru

3. НАЧАЛО КАРЬЕРЫ НА СЛОМЕ ЭПОХ: КАЗАНСКИЙ СТАРТ БЛАГОДАРЯ ЛЮБОВИ КОЧНЕВОЙ

Казанский этап биографии начинается с должности завуча в только что открытой татарской гимназии №13 в 1991 году, попутно Хадиуллин также преподает химию. Знающие его профессионалы отрасли отмечают, что это всегда было его позицией. Директор или завуч не менеджеры, а «играющие тренеры». Иначе ему просто невозможно понять проблемы учителя, и у директора-преподавателя больше шансов быть понятым и коллегами, и родителями, да и поддержка авторитета среди детей тоже упрощается. Директор прежде всего должен учить преподавателей. 

Большую помощь ему тогда оказала заведующая районным отделом образования Любовь Кочнева. Говорят, что тогда с ее подачи молодой директор, приехавший из маленькой сельской школы в Казань, стал директором 71-й школы. Это было смелое решение Кочневой — но ее, будущего почетного гражданина Казани, сильного руководителя, всегда отличали решительность и бескомпромиссность. С другой стороны, стояла задача преобразовать школу в гимназию, привнести национальный компонент. Видимо, нужен был директор, знающий обе стороны вопроса… и вдобавок такой, что в случае, если не справится, всегда можно сказать: ну а что — молод же, простительно! Сейчас Кочнева отзывается о нем как о хорошем исполнителе, но «не новатор, не боец», сказала она «Вечерней Казани». Хотя, как говорят, сам Хадиуллин благодарен ей за науку. 

Вдобавок в то время он был как раз скорее новатором. Всего год руководил школой №71, и Кочнева предложила ему должность директора гимназии №155. Школа еще строится, коллектив только формируется, так что 29-летнему руководителю пришлось непросто, но большую поддержку оказали и завучи, и учителя. Представьте: школа с татарским языком обучения, но куда же деваться русскоговорящим детям, живущим по соседству? Из положения пришлось выходить за счет организации преподавания на русском. Так или иначе, но татарско-английская гимназия №155 в итоге оказалась на хорошем счету, ее межнациональный опыт, многоязычную среду изучали директора, заведующие отделами образований. Бывал здесь, вероятно, и Фарит Харисов, в то время возглавлявший отдел образования Авиастроительного района, а затем ставший министром образования и науки РТ. 

Не все были согласны с уходом Хадиуллина. Тогда известнейший драматург, поэт, общественный деятель Туфан Минуллин (на фото) сказал, что это зря: министерство теряет нормального учителяНе все были согласны с уходом Хадиуллина. Тогда известнейший драматург, поэт, общественный деятель Туфан Миннуллин (на фото) сказал, что это зря: министерство теряет нормального учителя. Фото: Шамиль Абдюшев

4. ПРОРОЧЕСТВО ТУФАНА МИННУЛЛИНА

Как Хадиуллин стал «правой рукой» Харисова, не совсем понятно. Может быть, сработало и то, что Харисов тоже имел опыт работы директором национальной школы. Возможно, помогли хорошие рекомендации. Но в 1997 году только что назначенный министр пригласил его, 33-летнего руководителя гимназии, в заместители. Видимо, трудолюбие и надежность позволили Хадиуллину подняться затем до уровня первого заместителя ведомства. В 2002 году, однако, он уходит из министерства в структуру всемирного конгресса татар. Уходит, по данным некоторых инсайдеров, взяв на себя ответственность за скандал, который разгорелся вокруг министра и каких-то напечатанных пособий, в редакционной коллегии фигурировали имена близких людей Харисова. Если это так, то Хадиуллин поступил согласно корпоративным правилам: не дождался ухода шефа, а наоборот, подставил ему плечо; система рано или поздно оценивает такие поступки. 

Небольшой штрих к этому периоду добавляют воспоминания очевидцев «разбора полетов» в министерстве образования на площадке Госсовета РТ. Не все были согласны с уходом Хадиуллина. Тогда известнейший драматург, поэт, общественный деятель Туфан Миннуллин сказал, что это зря: министерство теряет нормального учителя. «Подождите, пройдут годы, и этот человек еще будет министром образования!» — передают слова, которые якобы произнес Туфан Абдуллович. Высказывание получилось пророческими. 

Его карьера, видимо, чем-то смахивает на эскалатор: в нужный момент судьба просто подводит новую ступеньЕго карьера, видимо, чем-то смахивает на эскалатор: в нужный момент судьба просто подводит новую ступень. Фото: mon.tatarstan.ru

5. НАЦИОНАЛЬНОЕ ДВИЖЕНИЕ КАК СЛУЧАЙНЫЙ ЗИГЗАГ?

Перейдем к следующей ступеньке: с 2002 года Хадиуллин становится первым заместителем председателя исполкома всемирного конгресса татар (ВКТ). Председателем в том же году стал Ринат Закиров — везло, похоже, нашему герою становиться замом у вновь назначенных руководителей. И говорят, что согласование шло на уровне казанского Кремля. 

Почему так? Как утверждает собеседник «БИЗНЕС Online», до этого Хадиуллин не являлся активным общественным деятелем и с ВКТ связан не был. Но поступило предложение о новой работе, и он, как верный «солдат партии служения», согласился. Его карьера, видимо, чем-то смахивает на эскалатор: в нужный момент судьба просто подводит новую ступень. А тут и сама работа оказалась очень даже хорошо знакомой: предстояло курировать национальное образование по линии ВКТ, в том числе и в других регионах России — всего татарский язык преподают в 26 субъектах РФ, а также за рубежом. А задача помогать с методической точки зрения, учебных пособий, подготовки учителей и проведения различных семинаров, была ему хорошо известна. Так что получается, что и тут работа оказалась по профессии, и Хадиуллин перешел из министерства в новую ипостась. 

Параллельно он пишет диссертацию на тему «Педагогические условия организации инновационной методической деятельности в общеобразовательной школе», становится кандидатом педагогических наук. Судя по автореферату, защищался заместитель председателя исполкома ВКТ в Москве. Видимо, для него самого было важно повышать свой уровень: если учитель не развивается, то он неинтересен детям. А если не пополняет свой банк знаний руководитель образования, то кому он нужен как профессионал? 

6. ИНСТИТУТ РАЗВИТИЯ ОБРАЗОВАНИЯ РТ: ХАДИУЛЛИН ХОТЕЛ ЗДЕСЬ ОСТАТЬСЯ, НО…

В 2004 году в республике вновь меняется министр образования и науки — на эту должность приходит Раис Шайхелисламов. А Хадиуллин вплоть до 2007 года становится ректором института развития образования РТ (по идее, важнейшего в системе образования) — по-видимому, по приглашению нового министра. Получается, что диссертация напрасной не была. Кстати, как указано в автореферате, «результаты исследования применялись автором в системе лекционно-практических занятий для слушателей курсов института повышения квалификации работников образования РТ».

В институте Хадиуллин с головой погружается в том числе в хозяйственную работу: в этот период здесь проводится масштабный ремонт. Да и вообще, видимо, все было прекрасно. Институт — база повышения уровня учителей и профессиональной переподготовки педагогического состава. И он сыграл большую роль в процессе переподготовки тех же учителей татарского, перед которыми после «языкового скандала» – 2017 встал выбор — или менять предмет, или искать другую работу. 

Однако карьерный эскалатор готовил ректору новый поворот и новые вызовы. 

11 лет работы в Казани — это очень даже немало, учитывая особое внимание мэра Казани Ильсура Метшина к сектору образования11 лет работы в Казани — это очень даже немало, учитывая особое внимание мэра Казани Ильсура Метшина к сектору образования. Фото: kzn.ru

7. 11 ЛЕТ В КОМАНДЕ МЭРА КАЗАНИ

Следующая ступень оказалась самой длинной: в исполкоме Казани освободилась должность начальника управления образования. Знающие люди утверждают, что с теплого места ректора ИРО Хадиуллину уходить не хотелось. Здесь было все, что ему нужно: общение с учеными и учителями, научно-методическая работа, хорошие условия, поддержка министра образования и науки. Некоторые источники считают, что первое приглашение прозвучало со стороны Зухры Нигматуллиной, которая в ранге замруководителя исполкома курировала социальный блок исполкома. С другой стороны, зная интерес мэра Казани именно к образованию, надо думать, что он прицельно искал компетентного человека. Как бы то ни было, Шайхелисламов, со своей стороны, тоже не стал отказывать молодому градоначальнику Ильсуру Метшину в пополнении команды. Хадиуллин вздохнул по своему обыкновению и… согласился с очередным вызовом судьбы. 

В исполкоме он работал почти 11 лет — с 2007 по 2018 год. Какие-то яркие и длинные скандалы, связанные с ним, вспомнить сложно. Сфера образования крайне инерционна, чувствительна к внешним раздражителям и неповоротлива. Это масса людей: сотни тысяч школьников, их родители, десятки тысяч учителей — и у каждого свой багаж знаний, свой взгляд на мир, свои ценности. Проводить реформы здесь надо осторожно, но последовательно. Такой тактики — не рубить сплеча, но находить решение проблем — придерживается Хадиуллин. «Он профессионал, — отзывался о нем ранее директор АНОО „Международная школа Казани“ Нияз Гафиатуллин. —  Знает каждую школу и при этом человек с большим сердцем. В каждую проблему вникает, слушает очень внимательно, находит решение». 

С другой стороны, 11 лет работы в Казани — это очень даже немало, учитывая особое внимание Метшина к сектору образования. Мэр, как известно, имеет интерес к неожиданным экспериментам (возвращение того же Павла Шмакова, директора инновационной школы «СОлНЦе», в Казань из Финляндии, где он спрятался после затяжного противостояния с Камилем Исхаковым, произошло именно с легкой руки Ильсура Раисовича). Как вместе столько лет уживались и работали импульсивный мэр-реформатор и острожный прагматик Хадиуллин — это загадка, однако точно известно: Метшин до сих пор очень высоко с точки зрения профессионализма и человеческих качеств оценивает Ильсура Гараевича. 

В период руководства Фаттахова начались серьезные кадровые перестановки. Среди устоявших оказались единицы, в том числе и ХадиуллинВ период руководства Фаттахова начались серьезные кадровые перестановки. Среди устоявших оказались единицы, в том числе и Хадиуллин. Фото: «БИЗНЕС Online»

8. КЛИНЧ С ЭНГЕЛЕМ ФАТТАХОВЫМ

Приход на пост министра образования и науки бывшего главы Актанышского района в 2012 году ознаменовал собой начало того, что можно сравнить с танцами на тонком льду. Фаттахов был недоволен положением татарского языка в школе, но его новаторство и борьба оказались чересчур резкими в этой консервативной сфере и спровоцировали в итоге (в немалой степени) языковой кризис.

Напомним, что новый министр значительно увеличил общий объем татарского в школах — по 5–6 часов в неделю, — никак не изменив при этом учебно-методическую базу. Он ввел единое республиканское тестирование по татарскому — новую аттестацию дети восприняли как полноценный ЕГЭ. Родители, конечно, завалили жалобами все контролирующие органы — письма потоком пошли в Москву. Недовольство части русскоязычных родителей татарским было и ранее, но Энгель Навапович пытался привить любовь к языку командным методом. То, что хорошо работает на уровне руководителя района, не сработало в республиканской системе образования. 

В период руководства Фаттахова начались серьезные кадровые перестановки — как говорят, он не стеснялся звонить главам районов с настоятельной просьбой поменять того или иного руководителя роно. Отказать вице-премьеру дерзали не все. «Чистки» коснулись и министерства, откуда уходили и заместители министра, и руководители департаментов, управлений образования. Среди устоявших оказались единицы, в том числе и Хадиуллин. Возник конфликт у Фаттахова и с начальником управления образования, который не был сторонником резких телодвижений в столь чувствительной сфере. Помогло заступничество мэра столицы, политический вес которого и вовлеченность в школьное образование не позволяли вице-премьеру Фаттахову съесть самостоятельного Хадиуллина, который, как вода в кулаке, ускользал от лобовых столкновений, но и не поддавался сильному нажиму со стороны профильного министра.

9. ХАДИУЛЛИН И ПОЛИТИКА УКРУПНЕНИЯ ШКОЛ


Не был Хадиуллин и сторонником процесса укрупнения школ, хотя ему приходилось следовать политике минобрнауки, сливая сильных со слабыми, крупных с мелкими. Перетасовывали детей из школы в другую, переводили педагогов, сокращали директоров. Начальник управления образования успокаивал: «Мы знаем, это болезненный процесс для родителей, детей и педагогов», — говорил он. Статус школ, присоединенных к гимназиям, вырос, но параллельно директора опасались, что это понизит уровень ведущих школ. Разные дети, разные коллективы, складывавшиеся годами…

Хадиуллин был противником механического объединения — думается, ему как учившемуся в маленькой сельской школе вообще не сильно по душе учреждения на 1,5, 2, 3 тыс. детей. Тем не менее укрупнение состоялось. А этот эпизод вновь показывает качества командного игрока: да, решение не нравится, поспорить можно — но выполнять-то надо. Впрочем, и к выбору школ постарались подойти индивидуально. Может быть, потому этот процесс дальше и не пошел: строительство крупных учреждений с нуля, да, продолжается, а вот искоренение школьного разнообразия ушло в историю. 

Хадиуллину, который силен именно как специалист по образованию, придется научиться решать вопросы политические: и с казанским Кремлем, и на площади Свободы, и в МосквеХадиуллину, который силен именно как специалист по образованию, придется научиться решать вопросы политические: и с казанским Кремлем, и на площади Свободы, и в Москве. Фото: «БИЗНЕС Online»

10. ВТОРОЙ РАЗ В ОДНУ И ТУ ЖЕ РЕКУ: СНОВА В МИНИСТЕРСКИЕ КОРИДОРЫ. НОВЫЕ ВЫЗОВЫ ЭПОХИ

Языковой конфликт привел в кресло министра образования и науки Рафиса Бурганова, которого считают очень опытным и хитроумным аппаратчиком (в последнем еще раз все убедились недавно — после того, как он провернул сложную аппаратную интригу (как в Москве, так и в Казани), чтобы съесть успешного ректора Поволжской академии и занять его место). Новый министр позвал Хадиуллина на должность первого замминистра образования и науки РТ. Бурганову требовалась правая рука — фактически человек, глубоко знающий сферу образования, ведь сам Рафис Тимерханович был призван как «антикризисный» специалист. На Хадиуллина выбор пал, поскольку кому-то необходимо рулить всем, что связано непосредственно с образовательным процессом. Плюс сказалось личное доверие: Бурганов, как известно, какое-то время работал главой исполкома Казани и командовал какое-то время и Хадиуллиным (то есть знал его способности). Говорят, входить второй раз в одну и ту же воду ему не хотелось: он тут уже работал и прекрасно знаком с этой ношей. Но на кону стоял вопрос национального образования, репутационный ущерб для республики нужно было нивелировать, а отказать премьеру Алексею Песошину, которого призвал на помощь Бурганов, чтобы уговорить мэра столицы отдать своего начальника образования… В общем, пришлось вернуться в офис на улице Кремлевской — те, кто помнит то время, говорят, что радости Хадиуллин особой не испытывал от нового карьерного шага (впрочем, он никогда не радуется подобным вещам как заправский пессимист и осторожный человек — это мнение его близких знакомых). Все, что связано непосредственно с процессами обучения, было поручено, понятно, заместителю. Бурганов взял на себя Москву и политический лоббизм. И надо сказать, тандем сложился на тот момент эффективный. Система на несколько лет успокоилась, огненная лава конфликтов ушла куда внутрь общества, обратно в прокурорские кабинеты, директора и учителя вздохнули…

И вот теперь, когда Ильсур Гараевич возглавил министерство, его задача — обеспечить дальнейшую эволюцию системы. Вряд ли стоит ожидать каких-то серьезных кадровых перестановок в структуре минобрнауки. Хотя Хадиуллину, который силен именно как специалист по образованию, придется научиться решать вопросы политические: и с казанским Кремлем, и на площади Свободы, и в Москве (это самый сложный момент). Возможно, нужно найти именно такого зама, у которого есть навыки и вкус к работе с аппаратом. 

Критически важно также ответить на вызовы «эпохи коронавируса» — весной уже резко обозначились проблемы перехода на технологии дистанционного обучения (прямо говоря, наша продвинутая республика оказалась просто неготова и техногологически, и идеологически, застряв ментально в индустриальной эпохе), и в публичную плоскость вылезли отголоски того потребительского отношения, которое существует между школой, семьей и обществом. А ведь то, что окажется заложено в сознание детей, — все же продукт совместного творчества всего вокруг, включая ТВ и интернет. Система образования была и остается краеугольным камнем формирования человеческого капитала, о котором так много говорили при создании стратегии-2030. Тем более коронавирус подсказал главное: нужно переходить в постиндустриальную эпоху. И главная сверхзадача Ильсура Хадиуллина (помимо, конечно, гармоничного разрешения языкового кризиса, который болезненно кровоточит у татарской части общества), безусловно, — это обеспечить переход татарстанской школы в новый постиндустриальный мир: мир новых технологий, новых смыслов и знаний, новых детей. 

«ДО СИХ ПОР С НИМ МОЖНО БЫЛО ОБЩАТЬСЯ БЕЗ ЛИШНИХ ФОРМАЛЬНОСТЕЙ»: «НАКАЗЫ» ДЛЯ НОВОГО МИНИСТРА

«БИЗНЕС Online» предложил экспертам оценить кандидатуру нового министра образования и науки республики — какой наказ вы дали бы новому шефу минобрнауки? 

Азат Ахунов —ведущий научный сотрудник ИЯЛИ им. Ибрагимова АН РТ:

— Мне приходилось общаться с Ильсуром Гараевичем. Не скажу, что хорошо его знаю, но у меня сложилось впечатление делового человека — человека, что называется, «в теме», хорошо осведомленного в своей сфере. Он погружен в вопросы образования не ради галочки, искренне интересуется и занимается тем, за что отвечает. При этом доступный, простой человек, и до сих пор можно было общаться с ним без лишних формальностей. Хадиуллин прошел все этапы.

Я слышал и отзывы школьных учителей, и других людей из сферы образования. Пока каких-то отрицательных мнений о нем нет. Они оценивают назначение положительно и говорят, что наконец пришел кто-то из нашей системы. Но понятно, что один человек у нас ничего не решает. Есть система государственная, министерств и вышестоящего руководства и в Татарстане, и в Москве. Поэтому говорить о том, что с приходом Хадиуллина что-то резко изменится, конечно, было бы неправильно. Он исполнитель. Он вынужден реализовывать те законы и решения, которые спускаются свыше, и об этом следует помнить. Но в целом я оцениваю его назначение положительно. Надеюсь, к системе образования проявят больше внимания.

Я сам работаю в сфере науки, и у нас каких-то трудностей нет. Была проблема с институтом истории, о которой много писали и говорили. Надо, наверное, заняться этим вопросом и уже закрыть его, потому что данная проблема станет возникать постоянно. Наверное, Хадиуллин как коммуникабельный человек сможет решить ее, если она активизируется дальше.

Что касается системы образования, она работает. Мой младший сын учится в школе, и я не вижу каких-то больших сложностей, которые надо было бы решать в авральном темпе. Наверное, есть что-то, что надо улучшать. Но по большому счету в системе есть одна проблема: не хватает специалистов, учителей, увлеченных делом преподавателей вузов, потому что люди бегут. В первую очередь от «бумажного вала» и бюрократической отчетности, которой им приходится заниматься. Как-то надо решить вопрос подобной бюрократии, которой заняты учителя. Но будем честными: данная проблема не решается в Казани. Это недостаток в целом всей системы российского образования. Возможно, что-то можно сделать по такому направлению у нас в Татарстане, чтобы у учителей было больше шансов заниматься детьми.


Рашит Низамов — ректор КГАСУ:

— Мы с ним плотно общались, человек приятный, интеллигентный. Понятно, что он в системе образования имеет большой опыт. Мы хоть и федералы, с нашим министерством образования постоянно координируем деятельность. Рафис Тимерханович Бурганов, который до этого возглавлял министерство, очень много времени уделял проблемам вузов, отстаивал их, помогал с аккредитациями, с получением лицензий, хотя все это не было его приоритетными направлениями. Хотелось бы, чтобы новый министр столь же активен был в этом поприще. Задач у нас много, это в том числе увеличение приема. Мы со своей стороны будем поддерживать нового руководителя и надеемся на его помощь тоже.


Разиль Валеев — экс-депутат Госсовета РТ V созыва, бывший член комитета Госсовета РТ по образованию, культуре, науке и национальным вопросам:

— Хадиуллин — достойная кандидатура. Это очень подготовленный человек, всю жизнь посвятивший сфере образования. Начинал преподавателем в школе, был директором школы-гимназии, первым заместителем министра образования, работал во всемирном конгрессе татар. У него очень хороший контакт со всеми участниками сферы образования. Человек он очень приятный, неконфликтный. На сегодня это лучшая кандидатура для такой сложной должности. Я желаю ему удачи и, конечно, беспокоюсь. Ему будет непросто, потому что сфера образования — это один из самых сложных участков нашей общественной и государственной жизни.

Перед новым министром стоят задачи в части национального образования. Есть очень много проблем, связанных не только с татарским, но и с другими языками. У нас многонациональная республика, и в этом заключается сложность. В нашей Конституции написано, что все народы, религии, языки равны, но на практике получается не совсем так. Например, татарский язык мы сейчас преподаем два-три раза в неделю, а великий русский, по-моему, в 3–4 раза больше. Чувашский, марийский и другие языки народов России, к сожалению, тоже имеют такие проблемы. Если мы хотим, чтобы развивалась национальная культура — то, чего требуют от нас и родители, и общество, — для этого надо добиться максимального равенства, насколько возможно. Думаю, по данной части у нас еще очень много нерешенных задач.

В сфере национального образования есть и другие сложности, например сдача ЕГЭ только на русском языке. Из-за этого родители думают: зачем им обучать ребенка родному языку, если сдавать экзамен можно только на русском? Это очень большая проблема. Руководство нашей республики по данной теме уже неоднократно обращалось в министерство просвещения России. Вопрос пока еще положительно не решен. Еще одна насущная задача — подготовка национальных кадров для татарских и других национальных школ, и ее тоже необходимо решать.


Рафаэль Хакимов — вице-президент Академии наук РТ:

— Не везло этому министерству — наконец повезет, может быть! Перед системой образования всегда стоят большие задачи. Если говорить о дальнейшем движении республики, экономики, очень многое зависит от системы образования. В последнее десятилетие большой упор был сделан на интеллектуальную сферу, что она определяет дальнейшее экономическое развитие. А это зависит от воспитания. Важно сохранить систему образования в условиях, когда по всей России оно деградирует.


Лариса Сулима — экс-заместитель министра образования и науки РТ,  руководитель департамента развития региональной сети ФГАУ «Фонд новых форм развития образования» (Москва):

— Я Ильсура Гараевича знаю очень давно, мне удалось поработать с ним, когда он был в министерстве и в управлении образования Казани. Это очень грамотный, взвешенный, дипломатичный руководитель. Он никогда не станет принимать поспешных решений, всегда посоветуется с профессиональным сообществом. Поэтому он очень уважаемый человек в педагогическом сообществе, знающий систему образования изнутри. Все, что связано с национальным образованием, все, что связано со стандартами, — его сфера. Я безумно уважаю Ильсура Гараевича и очень рада этому назначению, потому что он нацелен на стабильность, на повышение качества, на модель, подтягивающую уровень каждого ученика. Ведь акцент нужно делать не только на школах, которые дают ЕГЭ, олимпиады и показатели. Необходимо поднимать средние [по рейтингу], сельские школы. Я думаю, что у нового министра все получится, и надеюсь, что он сохранит и улучшит ту прекрасную команду профессионалов, что сегодня есть в министерстве. 


Юрий Прохоров — председатель республиканского комитета профсоюза работников образования и науки РФ:

— Могу сказать, что Ильсур Гараевич умеет наладить связи, может слушать людей. Все ждут и надеются, что случится развитие образования в республике в плане качественного обучения. Это тот человек, который проработал в системе образования на разных ступенях — от учителя до замминистра. Все проблемы ему известны изнутри. Я надеюсь, это поможет ему в налаживании системы качественного обучения, что самое главное. Ведь многие жалуются на падение уровня образования, его качества, потому перед Хадиуллиным стоит задача поднять данную планку. Мы очень рады, что именно его назначили министром.

Биография

Родился 18 октября 1964 года.

В 1989-м окончил Казанский государственный педагогический институт по специальности «учитель биологии и химии». Кандидат педагогических наук, доцент.

Работа в прошлом:

1993–1994 — директор школы №71.

1994–1997 — директор гимназии №155.

1997–2002 — заместитель, первый заместитель министра образования РТ.

2002–2004 — первый заместитель председателя исполкома всемирного конгресса татар.

2004–2007 — ректор института развития образования РТ.

С 12 февраля 2007-го по 28 декабря 2017 года — начальник управления образования исполнительного комитета Казани.

С декабря 2017-го — первый заместитель министра образования и науки РТ.

В 2002-м награжден нагрудными знаками «Почетный работник образования РФ», в 2006-м — «За заслуги в образовании», в 2010-м — почетным званием «Заслуженный учитель РТ».

С сентября 2020 года — министр образования и науки РТ.

Персоны: Бурганов Рафис ТимерхановичХадиуллин Ильсур Гараевич Фаттахов Энгель Навапович

Дмитрий КатаргинЭльвира ВильдановаАнна Городнова

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here