«Закрепление понятия многоженства в Конституции сформирует юридическую ответственность внутри таких семей»

0
153

Редакция KazanFirst вместе с экспертами попыталась понять, готово ли общество к кардинальному пересмотру института брака и есть ли социальный запрос на легализацию многоженства.

В России в очередной раз подняли тему многоженства – соответствующая петиция появилась на платформе Change.org. Авторы призывают законодательно закрепить понятие многоженства в Конституции, по поправкам в этот документ в скором будущем пройдет голосование. 

«В настоящее время многоженство официально разрешено в 50 странах мира. Частично во Франции, Австралии и Великобритании. Отрицать наличие проблемы многоженства в России, особенно в северокавказских республиках, бессмысленно. Полигамные браки являются частью культуры и ментальности южных народов и фактически не прекращают практиковаться по настоящее время», – говорится в тексте петиции.

В действительности вопрос о многоженстве периодически всплывает в информационной повестке России. Наиболее активно эта тема обсуждается в рамках мусульманского сообщества, хотя речи о едином мнении не идет. Так, в сентябре минувшего года муфтий Москвы Ильдар Аляутдинов предложил легализовать многоженство во всей России и обратил внимание, что такое явление есть в Татарстане, Дагестане и Чечне. По его мнению, это стало бы гарантом прав женщин, являющихся вторыми женами, поскольку сейчас они никак не защищены. 

С ним согласился и муфтий Татарстана Камиль хазрат Самигуллин, который заявил, что в многоженстве нет ничего плохого, если мужчина в состоянии содержать несколько семей. 

Глава Духовного управления мусульман РФ шейх Равиль Гайнутдин в свою очередь соглашается, что целесообразно легализовать многоженство в мусульманских регионах страны. Это, по его словам, гораздо лучше, чем «иметь 40 любовниц и не нести никакой ответственности» перед ними и внебрачными детьми.

В то же время лидер Татарстана Рустам Минниханов придерживается иной точки зрения, коротко и ясно ответив на соответствующий вопрос: «Я не поддерживаю». 

Руководитель пресс-службы президента республики Лилия Галимова закономерно высказывается более осторожно. Этот вопрос претендует на серьезную и глубокую дискуссию, отмечает она. В то же время она заявила, что в Татарстане не планируют принимать соответствующего закона. 

Опрос, проведенный в крупных сообществах Татарстана во «ВКонтакте» показывает, что большинство жителей республики выступают против закрепления понятия многоженства. Вопрос звучал следующим образом: «Нужно ли законодательно разрешить многоженство в России?». Абсолютное большинство не поддерживает такую инициативу. Против высказались в Казани 75,91% проголосовавших, в Набережных Челнах – 72,65%, в Чистополе – 78,46%, в Нурлате – 68,75%, в Бавлах – 76,14%, в Лениногорске – 75%, в Бугульме – 80,7%, в Азнакаево – 72,24%, в Альметьевске – 72,3%, в Елабуге – 73,58%, в Зеленодольске – 79,15%, в Нижнекамске – 70,36%. 

Поддерживают эту идею в городах в среднем около 12-17%, кроме Челнов, Нижнекамска и Альметьевска, где сторонников этой инициативы оказалось около 20%. 

Ответственный секретарь Совета по правам человека при президенте РФ Ирина Киркора полагает, что легализация многоженства в России «откроет ящик Пандоры», поскольку опасно делать какие-либо исключения из действующего по всей стране единого Семейного кодекса. Еще один вопрос, который наверняка возникнет, – это право женщин регистрировать отношения с несколькими мужчинами, добавила Киркора.

Эксперты, которые комментировали эту тему для KazanFirst, сочли, что нет каких-либо серьезных шансов на законодательное рассмотрение этой инициативы. В то же время, по их мнению, сам вопрос достаточно сложен. Так, медиатехнолог Ярослав Муравьев считает, что тема многоженства имеет два вектора. 

– Россия – многонациональная и многоконфессиональная страна с совершенно разными традициями и укладами. Где-то многоженство считается нормой, и представители отдельных конфессий выступают за то, чтобы его узаконить. В информационном поле все чаще появляются истории с реальным многоженством, когда на Кавказе, в других регионах с преобладанием мусульманской части общества, люди фактически живут в этом состоянии. То есть это существует – у мужчины есть несколько жен, об этом знает общество, и это воспринимается нормально, – говорит Муравьев. – В то же время, когда это доходит до другой части общества, для которой эти традиции являются неприемлемыми, это вызывает информационный резонанс. То есть, с одной стороны большая часть населения в своих культурных традициях это принимает, с другой – это вызывает неприятие в рамках тех законодательных норм, которые сейчас есть в России.

По мнению Ярослава Муравьева, нужно закрепить такую норму в законодательстве, но ни в коем случае не как руководство к действию. 

– Прежде всего любая семья – это гармоничные взаимоотношения между всеми супругами, неважно, сколько их. И, конечно же, если такая норма будет введена, обязательно согласие и добровольное принятие этого всеми участниками семьи, – подчеркнул собеседник.

Он также отметил, что многоженство существует не только на Кавказе, Муравьев сталкивался с такими случаями даже в Татарстане. 

– При этом семья – это не столько эмоциональное, сколько юридическое состояние. Это обязательства между партнерами. И если что-то происходит в семье, то на законодательном уровне один партнер несет ответственность перед вторым. В данном случае при не оформленном браке с другим супругом/супругой, как раз-таки создается большой риск. Неся все обязательства как семьи, супруги не получают семейной гарантии в случае, если с одним из них что-то произойдет. Поэтому закрепление такой нормы как раз-таки формирует ответственность между всеми внутри нестандартной семьи, – отметил Муравьев.

По его словам, общество России крайне многогранно – страна впитала в себя традиции разных народов и культур, поэтому попытка «причесать всех под одну гребенку» и создать единые традиции может привести к серьезным внутренним проблемам. Часть общества, которая формировалась в традиции принятия многоженства, приемлет это понятие и страдает без соответствующей законодательной нормы. 

– Мы должны понимать, что Россия сильна своим разнообразием, мозаикой культур и народов. И если мы хотим попробовать сформировать совершенно универсальную народность, то это приведет к огромным рискам, и возможно, даже трагедиям. Осознание нашего разнообразия и есть та самая задача. Потому что то, что нормально, допустим, в Калининградской области, может быть совершенно неприемлемо за Сибирью. Но мы должны учитывать интересы и особенности каждой из культур, – подчеркивает собеседник. 

Доктор политических наук профессор КФУ Сергей Сергеев не считает, вопрос многоженства в России актуальным, хотя в отдельных регионах тема может входить в топ востребованных. Он напомнил, что подобная инициатива возникает не впервые, и ранее даже на официальном уровне Ингушетия предлагала внести подобный закон. Это предложение было отвергнуто, поскольку разрушало единое правовое пространство. 

– Не нужно обладать большими способностями к логике, чтобы понять, что многоженство даже при разрешении подобных браков по сути разрушает традиционную семью, и вообще семью. Вообще в нынешних условиях семья видится одной из основ, одной из скреп российского общества, потому что, соединяя многоженство с принципом юридического равенства людей мы должны будем допустить и многомужество. К чему мы придем – к тому, что семья как таковая будет разрушена, – полагает профессор Сергеев. 

Эксперт не отрицает того факта, что многоженство в нашей стране практикуется, но это прерогатива богатых и статусных людей в регионах, где существует значительная или преобладающая доля населения, исповедующего ислам. 

– Это не совсем в правовом поле, хотя какая-то статистика преступлений, связанных с многоженством, отсутствует. Может, есть что-то, связанное с подделкой документов. Ведь чтобы зарегистрировать второй брак, нужно либо «потерять» паспорт или «договориться» с паспортисткой, чтобы поставили штамп. То есть сейчас узаконенное печатью в паспорте многоженство – это подделка документов, и за это могут преследовать, – отметил Сергеев, добавив, что подобной статистики, скорее всего, нет, и попадаются на этом только особо невезучие индивиды. 

По его мнению, законодательное закрепление многоженства будет в перспективе равно отмене института семьи. 

– Если мужчина и женщина равны, а это одна из основ Конституции, тогда мы должны, судя по логике, разрешить и многомужество. И тогда семьи как таковой, в общем-то, не будет. Могут быть партнерства, браки. Может быть, мы к этому идем, но наше общество, во всяком случае, сейчас к этому не готово, – полагает Сергеев.

Декан факультета социологии-политологии Финансового университета при правительстве РФ Александр Шатилов в свою очередь отметил, что тема многоженства является «относительно актуальной» для российского мусульманского сообщества после 1991 года, когда произошел всплеск интереса к исламским ценностям. 

– Даже в советское время на Кавказе и в республиках Средней Азии в некоторых случаях это де-факто присутствовало. Официально, конечно, все были атеистами-партийцами, но по факту случаи были, хотя и не носили массовый характер. После распада Советского Союза и ликвидации прежней советской системы в ряде республик произошла такая десекуляризация и подъем религиозных ценностей. Соответственно, исламские общины периодически ставили вопрос о легализации многоженства. Хотя, надо сказать, что эту тему жестко не педалировали, особенно это касается официальных исламских организаций. Они предпочитают эту тему обозначать, но жестко не лоббировать. И иногда бывает, что некоторые политики, даже российские, пытаются эту тему эксплуатировать. Пару раз такие вбросы были со стороны Владимира Жириновского. Но это была скорее не какая-то политическая инициатива, а некая попытка привлечения к себе внимания и самопиара, – рассказал Шатилов.

Он не считает необходимым легализацию многоженства, поскольку это понятие так или иначе связано с религиозными канонами, а Россия – это светское государство. Такой шаг мог бы привести к острым дискуссиям, разделению общества на сторонников и противников такой идеи, и, возможно, даже столкновениям. 

– И еще неизвестно, как женщины это воспримут. К тому же, многоженство будет противоречить феминистическим настроениям. Как бы ни был поставлен вопрос насчет многомужества, пострадавшими могут быть все – и мужчины, и женщины. На мой взгляд, нет такого особого социального запроса на данную тему. Все-таки был период всплеска интереса к религиозным аспектам среди мусульман России, но он приходился на 90-е, начало 2000-х. Сейчас все-таки как-то балансируются религиозные и светские ценности в их культуре, – отметил Шатилов. 

По его мнению, общество сейчас не готово воспринять эту концепцию, причем даже в мусульманских республиках и общинах. 

– Мне кажется, сейчас законодательно несвоевременно ставить такой вопрос. Пока эта идея выглядит слишком эпатажной для России, хотя не знаю, что будет через 10-15 лет, многое будет зависеть от вектора развития страны, – считает эксперт.

Независимый политолог Дмитрий Орешкин и вовсе считает, что тема многоженства в России совершенно не актуальна. 

– Женщины делаются самостоятельными и европеизированными и скорее идет феминизация, чем маскулинизация. Так что какое тут многоженство? С моей стороны, это просто очередной знак того, насколько далеко по ценностным ориентирам европеизирующиеся, условно говоря, Москва, Екатеринбург, Петербург, Нижний Новгород и прочие традиционные российские центры по сравнению с Кавказом, – высказался Орешкин.

Он считает, что на Кавказе решают свои задачи и пытаются разрешить многоженство для себя. Там прекрасно знают, что в «большой» России эта идея не будет воспринята, а Кремль не будет вмешиваться в местные правила. Так что де-факто это явление может иметь место, но официально оно принято не будет. 

– Для кавказцев, наверно, такая необходимость есть, а для России – я думаю, что у Владимира Путина достаточно проблем, чтобы создавать себе новые. Большая часть его избирателей сейчас – женщины, причем российские, а не кавказские. Соответственно, если он что-то такое сделает, то, мягко говоря, эта часть избирателей может задуматься, – считает собеседник.

По его мнению, многоженство – это социокультурная особенность определенных регионов и это провинциальная инициатива, которая интересна как игра природы. Орешкин отметил, что даже для Кавказа эта тема не самая нужная.

– Там женщины так же понемножку понимают, что они тоже люди. И, соответственно, далеко не каждая согласится быть второй или третьей женой. Я думаю, что из 147 миллионов российского населения, из которых больше половины женщины, может быть 1 миллион женщин на Кавказе со скрипом это готовы принять. Мне кажется, что это просто сотрясение воздуха. К тому же, у нас в Конституции прописано равенство вне зависимости от пола или еще чего-то. Но вот многомужество народ принять точно не готов. Все это тема из XVIII века, – заявил Орешкин.

Политолог Виктор Сидоров также не считает тему многоженства актуальной для современного общества, особенно при наличии других, гораздо более важных вещей: коронавируса, кризиса, дистанционного голосования. По его мнению, само это явление противоречит всем мыслимым и немыслимым морально-этическим нормам, и общество к этому абсолютно не готово. Политолог не видит никаких шансов на закрепление этого понятия в законах. 

– Думаю, что этот вопрос никогда официально не будет рассматриваться органами власти Российской Федерации, – подытожил Сидоров.

Альберт Муртазин

kazanfirst

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here