Инсайдер – фельдшер скорой: «Если вызов не неотложный, люди ждут нас сутками»

0
37

Работник неотложки, рассказавший «БИЗНЕС Online» в мае о первой волне пандемии, сравнивает ее со второй

«Новую инфекционную больницу — РКИБ, недавно построенную за 100 дней, — все нахваливали, там целая куча коек. Но по факту так же часами там скорые стояли, до 8–10 часов ожидания в очереди доходило», — вспоминает фельдшер скорой помощи, описывая напряженный труд системы здравоохранения в разгар пандемии. О том, почему к «ковидным» больным теперь отправляют всех, а не только специализированные экипажи и по какой причине не все заболевшие врачи могут получить компенсацию, — в материале «БИЗНЕС Online».

Не бывает такого, чтобы мы были по много часов в костюмах, как раньше. Раньше все-таки «ковидных» бригад было мало, а сейчас все на эти вызовы могут ездить«Не бывает такого, чтобы мы были по много часов в костюмах, как раньше. Ранее все-таки «ковидных» бригад было мало, а сейчас все на эти вызовы могут ездить»

«СЕЙЧАС УЖЕ ОТДЕЛЬНЫХ «КОВИДНЫХ» БРИГАД НЕТ»

  • Раньше 1,5 тыс. вызовов было зимой, в эпидемию гриппа, и то не всегда. Сейчас — 1,6–1,7 тыс. вызовов на весь город за сутки — это в порядке вещей даже в выходные.
  • В сутки по Казани работает 80 плюс-минус бригад (получается более 20 вызовов на каждую — прим. ред.). Их не хватает, на телефоне люди висят часами. И ждут нас не по 15–20 минут, как раньше было в большинстве случаев, а уже по несколько часов. Приезд скорой помощи по стандарту — до 20 минут на все вызовы, если человек без сознания, умер, не дышит — 15 минут. По идее, так должно быть и сейчас, но, к сожалению, задержки в вызовах есть. Чуть попозже, минут на 5–10, приезжаем даже на «срочники», как мы их называем. Если вызов не неотложный, просто температура, то, как на моей практике, вчера в 8 утра вызвали, я сегодня заступил на смену и в 8 утра поехал на вызов. Люди сутками скорой ждут — периодически такое бывает, когда аврал.
  • Очень сложно дозвониться до 103 — если раньше трубку брали практически немедленно, гудки могли идти всего 1–1,5 минуты, то сейчас дозвониться до скорой помощи — это минут 5–7, при наплыве вызовов можно и 20 минут ждать, будешь слушать гудки: «Спасибо за звонок, ждите ответа оператора…» Это связано с тем, что больше работников ушли на больничный, операторов стало меньше, т. к. многие вышли трудиться на линию и, опять же, фельдшеров не хватает, бригад.
  • Сейчас уже отдельных «ковидных» бригад нет, на данный момент все они укомплектованы средствами защиты: респираторы и противоэпидемические костюмы. Сегодня любой бригаде могут дать вызов «задыхается, пневмония», грубо говоря, подозревается COVID-19. И они должны поехать туда. Данное требование ввели ввиду роста количества больных, их больше, чем было в апреле – мае. И неважно, кто в бригаде — педиатры, психиатры: кому вызов дали, тот и поехал.
  • Мы выезжаем и на «нековидные» вызовы, но при условии, что машина обработана дезинфицирующими средствами и мы снимаем защитные костюмы. Тогда скорая час стоит на экспозиции, целый час салон обрабатывается химией, потом все это моется, и только затем можем ехать к, условно, «чистому» пациенту. Мы не можем сразу после «ковидного» больного ехать, допустим, к человеку, который жалуется на травму ноги. Т. е. если я сейчас отвез «коронавирусного», то меня пошлют к аналогичному, а к бабушке с высоким давлением я уже не поеду.
  • У нас смена — сутки. Условно говоря, 3–4 вызова — «коронавирусные», потом мы раздеваемся, моем машину, далее — либо обед, либо заправка медикаментами, либо ужин. Не бывает такого, чтобы мы были по много часов в костюмах, как раньше, когда «ковидных» бригад было мало. В костюмах подолгу не сидим, единственное, в очереди можем проторчать. Но сейчас очереди сократились: если раньше 6–8 часов были, то теперь — 3–4, то есть стали быстрее стационары принимать больных.

В инфекционную больницу мы привозим человека, ему делают КТ, и потом врач через несколько часов принимает, открывает на компьютере описание повреждения легких, сколько процентов поражено«В инфекционную больницу мы привозим человека, ему делают КТ, и потом врач через несколько часов принимает, открывает на компьютере описание повреждения легких — смотрит, сколько процентов поражено»

«НАЧАЛАСЬ ВТОРАЯ ВОЛНА COVID-19, КОТОРУЮ ВСЕ ЖДАЛИ, НО ПОДГОТОВИЛИСЬ, ПО МОЕМУ МНЕНИЮ, СЛАБОВАТО»

  • О том, что идет вторая волна, нас не предупреждали, лишь на уровне слухов шло, что она будет. Все были в курсе, ведь эпидемический процесс сам по себе так и происходит при любых вирусных инфекциях. Это не первый вирус и не последний, учитывая, что в 1968-м шел гонконгский грипп, в 1918–1920 годах — испанка: они так же развивались, по тем же самым законам вирусной инфекции. Сейчас началась вторая волна COVID-19, которую все ждали, но подготовились, по моему мнению, слабовато, учитывая те же очереди в инфекционку — их в сетях все видели. Сказывается недостаток подготовки.
  • Новую инфекционную больницу — РКИБ, недавно построенную за 100 дней, — все нахваливали, там целая куча коек. Но по факту так же часами там скорые стояли, до 8–10 часов ожидания в очереди доходило, чтобы просто сдать больного врачу. Скажем, мы взяли пациента из квартиры, у него пневмония, хрипы в легких, низкая сатурация, то есть насыщение крови кислородом. Мы его привозим в больницу, встаем в длинную-длинную очередь и ждем, когда же вызовут по нашему талону в бокс. 10 боксов принимает, и я запомнил, что на все 10 боксов всего лишь 2–3 врача. Чтобы на одного пациента выделить время — нормально осмотреть, опросить, — надо примерно 15–20 минут. В больнице скорым выдают электронные талоны. Перед вами может находиться 37 машин, бывает и 60. И все 60 машин — на троих врачей.
  • Эти три медика должны со всеми больными разобраться: кого надо положить, кого можно отправить домой, кому-то дать рекомендации обратиться в поликлинику, потому что не все требуют госпитализации — ориентируются на компьютерной томографии, то есть в первую очередь зависит от объема поражения легких. В инфекционную больницу мы привозим человека, ему делают КТ, и потом врач через несколько часов принимает, открывает на компьютере описание повреждения легких — смотрит, сколько процентов поражено. Кого-то отправляют домой, более тяжелые поражения лечатся в стационаре. КТ-1 — это до 25% поражения легочной ткани, такие больные удачно лечатся дома. По своему опыту знаю, есть люди, у которых КТ-4 (т. е. 85–100-процентные поражения легких), а они чувствуют себя прекрасно. А есть больные, у которых КТ-1 (25%), а они, грубо говоря, «плывут», у них плохое самочувствие, состояние ухудшается. Такая обманчивая инфекция, все не совсем понятно.
  • Летом имелась проблема с костюмами, сейчас такой сложности нет. На любой вызов, тем более с подозрением на коронавирус, даже когда просто температура высокая у человека, едем в костюмах, дефицита их не испытываем. Это тоже положительный момент. Наладили, судя по всему, производство костюмов, они отечественные — видимо, государство позаботилось о средствах защиты.

Если пациент поедет в общественном транспорте, то, сами понимаете, высока вероятность заразить большее количество людей, которые в последующем станут инфицировать других«Если пациент поедет в общественном транспорте, то, сами понимаете, высока вероятность заразить большее количество людей, которые в последующем станут инфицировать других»

«ЕСЛИ НА КТ ЕСТЬ ВИРУСНАЯ ПНЕВМОНИЯ, НО РЕЗУЛЬТАТ МАЗКА ОТРИЦАТЕЛЬНЫЙ, НИКАКИХ ВЫПЛАТ ВРАЧУ НЕ БУДЕТ

  • Проблема пациентов с КТ-1 в том, что они добираются до дома своим ходом: кто-то — на такси, кто-то — общественным транспортом. Привезли его в больницу, пневмония есть, а по компьютерной томографии процент небольшой, и человек сам едет домой. Его отправляют с неизвестным статусом — у него вирусная пневмония, но еще не уточнено, коронавирусная ли. Ладно если на такси едет, там контакт с одним водителем. А если поедет в общественном транспорте, то, сами понимаете, высока вероятность заразить большее количество людей, которые в последующем станут инфицировать других.
  • Сколько среди сотрудников скорой помощи выявили «ковидных», сказать не могу, с пневмонией было достаточно много. Во-первых, у мазков ПЦР точность не 100%, поэтому у многих с вирусной пневмонией по КТ коронавирусная инфекция не подтверждалась. Вроде он болеет, а COVID-19 у него нет по анализам. С чем подобное связано, сказать сложно: либо это недостаток анализов, либо указание свыше, мол, медики у нас не болеют коронавирусом, чтобы им денег не платить. Много конфликтных ситуаций у врачей — не только у нас, но и в стационарах тоже — в плане того, что заразился на рабочем месте, но это надо еще доказать, подтвердить, чтобы был положительный результат мазка. Если на КТ есть вирусная пневмония, но результат мазка отрицательный, никаких выплат не будет.
  • Летом я наблюдал, что курящие вроде реже болеют. Но потом вижу: среди курящих врачей, фельдшеров, даже водителей есть заразившиеся. Так что курение не является панацеей от коронавируса. Опять же, это не доказано какими-то научными исследованиями. Если посмотреть на соотношение, взять, допустим, 100 человек, из них 70 некурящих и 30 курящих, в любом случае из некурящих будет болеть больше, чем курящих. Это так же, как и по группам крови. Говорили, что II группа крови больше всех подвержена коронавирусу, но на самом деле она просто часто встречающаяся в мире и этих людей больше в соотношении с другими группами крови.
  • Положительный момент опасности COVID-19: люди стали чаще мыть руки, ходить в масках и перчатках. И, действительно, случаев диареи, тошноты стало меньше, как только народ начал лучше следить за чистотой своих рук.
  • Рано или поздно все это закончится. Будем надеяться, что к следующей весне все нормализуется и войдет в прежнее русло. Конечно, коронавирус останется, никуда не денется, так и будет циркулировать. Опять же, надежда на наших ученых, что вакцину придумают, которая действительно будет помогать. Поживем — увидим, если с вакциной угадают и все получится, то не страшнее гриппа станет данная инфекция.


business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here