«Ее прямоты, моң, народной манеры исполнения нет на сегодняшней эстраде»

0
236

Равнодушная к мирским благам, острая на язык, жесткая, но в то же время очень добрая. Так отзывались о народной артистке Татарстана и Башкортостана Хамдуне Тимергалиевой ее коллеги, родные и близкие на сороковинах, которые прошли в мечети Аль-Марджани. «БИЗНЕС Online» побывал на традиционном для татар религиозном мероприятии, называемом кырыгы.

«КАЖДЫЙ ДЕНЬ СНИТСЯ, ГОВОРИТ, ДЕЛ У МЕНЯ ЕЩЕ МНОГО, Я ЕЙ ВОЗРАЖАЮ — ТЫ ВЕДЬ, ХАМДУНА АПА, УМЕРЛА УЖЕ»

Человеку, который в последние годы ухаживал за Тимергалиевой, ее племяннику и тоже певцу Ильхаму Шарифу до сих пор не верится, что тетя ушла в мир иной. Каждый день Хамдуна апа приходит во сне, говорит артист.

«Каждый день снится, говорит, дел у меня еще много, я ей возражаю — ты ведь, Хамдуна апа, умерла уже. А она — нет, мне надо доделать еще много чего. О смерти она не думала, просто говорила, когда проезжали мимо нового кладбище „Курган“, что лучше быть там похороненной, мол, на Ново-Татарском кости на костях, там не хочу лежать».

Она всегда старалась быть пионером всех начинаний, вот и на новом похоронном комплексе «Курган» могила Тимергалиевой оказалась одной из первых. Хамдуна апа была единственной певицей, достигшей 70-летнего возраста, которая вела активную гастрольную деятельность, причем пела всегда вживую. Она запустила акцию против «фанеры» на сцене, да и ее манера исполнения была неповторимой.

«Если бы Хамдуна прошла консерваторию, то она могла стать оперной певицей с шикарным голосом меццо-сопрано. У нее не поставленный голос, а природный, она такой родилась. Притом она даже из маленькой песни могла сделать целое произведение, театрализовала с помощью своего голоса. Простому человеку понять ее очень тяжело, а нам, профессионалам, кажется здесь все просто», — сказал «БИЗНЕС Online» ее коллега певец Фердинанд Салахов.

«СЫНОК, Я ПЕТЬ НЕ УМЕЮ, НО ЛЮДИ МЕНЯ ЛЮБЯТ»

Начались «кырыгы», как и положено, с рецитации Корана, аяты из Священной Книги прочитал имам-хатыйб мечети «Аль Марджани» Мансур Джалялетдин. Он же выступил с короткой проповедью. Мансур хазрат лично был знаком с народной артисткой, часто беседовал с ней. Тимергалиева, хоть и не была практикующей мусульманкой, но в Аллаха верила, в мечеть заходила, чтобы попросить помолится за покойных родственников, и сама, как говорят ее коллеги, уповала во всем на Всевышнего. Правая рука Джалялетдина — второй имам Ансар Мифтяхов сразу после своего шефа обратился с мольбой упокоить душу Хамдуны Саитгали кызы в раю. Каждый выступающий отмечал прямоту покойной, чистоту ее души и рассказывал какие-нибудь истории, связанные с певицей. Она говорила то, что думает, невзирая на ранги и чины своего визави. По словам заместителя министра культуры Татарстана Дамира Натфуллина, именно этих качеств сейчас не хватает мастерам сцены.

«Для культуры Татарстана смерть Хамдуны Тимергалиевой большая потеря. Сейчас практически нет таких людей, как Хамдуна апа, которые говорят тебе в лицо все, что думают. Не забуду, как два-три года назад, будучи в Узбекистане, она сказала мне: „Сынок, я петь не умею, но люди меня любят“. Ее прямоты, моң, народной манеры исполнения нет на сегодняшней эстраде».

Провести поминки в таком широком формате было пожелание государства, организационные моменты взяла на себя Татарская государственная филармония имени Тукая, где на протяжении многих лет и трудилась Тимергалиева. Как сказал «БИЗНЕС  Online» директор учреждения культуры Кадим Нуруллин, сейчас ставится вопрос об увековечении памяти «халыкчан», то есть подлинной народной певицы:

«В Башкортостане, ее родном Бураевском районе, в селе Бураево появится улица, носящая имя Хамдуны Тимергалиевой. Там же в райцентре клуб будет носить ее имя. Мы договорились с министерством культуры, что в мае, к ее дню рождения, установим на могиле памятник. А вот с улицами в Казани тяжеловато, разве что где-то в новых жилых комплексах назовут».

Мансур хазрат подчеркнул: памятники на могиле хорошая вещь, но надо, чтобы они не противоречили шариату.

«Если будет устанавливаться памятник на могилу Хамдуны Тимергалиевой, то пусть он будет соответствовать шариату. Ведь многие ставят знак равенства между татарами и мусульманами. В свое время, когда мы продвигали открытие мусульманского кладбища, даже Минтимер Шарипович удивился, сказал, у нас же есть мусульманское кладбище в Ново-Татарской слободе. Я ему объяснил тогда, в чем дело. Так вот, могила мусульман должна соответствовать нормам нашей религии, а то, не дай Бог, покойная будет мучаться там», — сказал имам-хатыйб мечети, видимо, имея в виду, что не разрешается ставить скульптуры на могиле, помещать портреты умерших на надгробных камнях.

«НЕКОТОРЫЕ ОБИЖАЛИСЬ НА МОИ ЭПИГРАММЫ, А ХАМДУНА, НАОБОРОТ, ТРЕБОВАЛА ВСЕ НОВЫЕ И НОВЫЕ»

Переехав в Казань из Башкирской АССР в далеком 1976 году, Тимергалиева начала свою трудовую деятельность в филармонии в качестве солистки-вокалистки эстрадного отдела концертной бригады под руководством заслуженного артиста РСФСР Эмиля Заляльдинова. Аксакал татарской эстрады в свои 87 лет остается бодрым, и на вечере памяти делился воспоминаниями о покойной, читал наизусть стихи, которые декламировала когда-то юная Хамдуна, делая первые шаги на сцене.

Автор острых эпиграмм о коллегах по цеху, юморист Алмаз Хамзин восхищался чувством юмора, с какие реагировала на сатиру певица: «Некоторые обижались на мои эпиграммы, а Хамдуна, наоборот, требовала все новые и новые. Она даже подходила и говорила, чтобы я ее не забывал и все время писал о ней. Человек с богатой внутренней культурой бывает именно таким, а у кого внутренняя культура ограничена, они обижаются».

У певицы была мечта, которая осуществилась, но уже после смерти. Она хотела издать книгу, лично работала над ней, даже беспокоилась, что умрет, и давнее  желание не исполнится. Об этом рассказала соавтор — начальник Управления информационной службы по связям и со СМИ Всемирного конгресса татар Гульназ Шайхи: «Она мечтала издать книгу. Когда ее готовили, то Хамдуна апа принимала в этом личное участие, каждый материал она просматривала, сама выбирала фотографии. Она ждала эту книгу, как дорогого гостя. Звонила мне, говорила, мол, приболела, лежу в больнице, если умру, книга ведь не выйдет в свет. Книга, в которой, перед тем, как отправить ее в типографи, Хамдуна апа сама все согласовала, появилась лишь после смерти певицы».

Среди узнаваемых лиц  на вечере памяти были Виль Усманов, композиторы Фарит Хатипов и Альфред Якшимбетов, главный редактор газеты «Мәдәни жомга» Вахит Имамов, писатель Лябиб Лерон, другие представители творческой интеллигенции. Начавшиеся после пятничного намаза поминки завершились дуа-обращением к Аллаху, мольбой, которую прервал призыв уже на послеполуденный намаз — икенде. После него гости немного грустно поспешили домой. Следующий раз они встретятся уже на годовщине со дня смерти легенды татарской эстрады Хамдуны Тимергалиевой, которую артисты между собой называли «түтәй».

Альфред Мухаметрахимов

business-gazeta.ru

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here