Вода здесь всегда была дефицитом, из-за нее испокон веков вспыхивали междоусобные войны

0
27

Азат Ахунов о Киргизии и Таджикистане, страдающих от «художеств» авторов границ республик СССР

Очередной вооруженный конфликт вспыхнул на днях на территории бывшего Советского Союза. Приграничные бои между Киргизией и Таджикистаном едва не переросли в полномасштабную войну. Конфликт разгорелся из-за водораспределительного пункта «Головной» в верховьях реки Исфара, вблизи киргизского села Кек-Таш. Власти обеих стран считают, что он находится на их территории. Когда начинаются сельхозработы, расход воды увеличивается в десятки раз, и конфликты между киргизскими и таджикистанскими гражданами обостряются. Подробности произошедшего — в материале казанского востоковеда, постоянного автора «БИЗНЕС Online» Азата Ахунова.

На минувшей неделе Киргизия и Таджикистан оказались на грани большой войны. Десятки раненных и убитых как с той, так и с этой стороны; подверглись обстрелу приграничные села, разрушены дома и дороги, 27 тыс. человек эвакуированы из зоны конфликта«На минувшей неделе Киргизия и Таджикистан оказались на грани большой войны. Десятки раненых и убитых как с той, так и с этой стороны; подверглись обстрелу приграничные села, разрушены дома и дороги, 27 тысяч человек эвакуированы из зоны конфликта»Фото: © Зульфия Тургунова, РИА «Новости»

После этого таджикские и киргизские жители стали забрасывать друг друга камнями…

На минувшей неделе Киргизия и Таджикистан оказались на грани большой войны. Десятки раненых и убитых как с той, так и с этой стороны; подверглись обстрелу приграничные села, разрушены дома и дороги, 27 тыс. человек эвакуированы из зоны конфликта.

Президент Киргизии Садыр Жапаров объявил траур 1–2 мая по погибшим во время конфликта, в стране приспустили государственные флаги. В Бишкеке прошли митинги — демонстранты потребовали от властей выдать им оружие, чтобы пойти защищать киргизскую границу. Большой беды удалось избежать: пламя пожара получилось сбить, но это не значит что он потушен.

Конфликт разгорелся из-за водораспределительного пункта «Головной» в верховьях реки Исфара, вблизи киргизского села Кек-Таш. Власти обеих стран считают, что он находится на их территории. Весной и летом, когда начинаются сельхозработы, расход воды увеличивается в десятки раз, и конфликты между киргизскими и таджикистанскими гражданами обостряются. В апреле 2021 года представители таджикской стороны попытались установить на опоре ЛЭП возле водозабора камеры видеонаблюдения, позволяющие отслеживать распределение воды. Представители киргизской стороны возмутились, и 28 апреля киргизские пограничники и полицейские начали спиливать опору. После этого таджикские и киргизские граждане стали забрасывать друг друга камнями.

Вечером 29 апреля Киргизия и Таджикистан договорились прекратить огонь и отвести военные силы на места прежней дислокации. Однако местами стрельба периодически возобновлялась.

Вечером того же дня таджикские военные открыли огонь по киргизским пограничным заставам «Капчыгай», «Мин-Булак», «Достук», а также пограничным постам «Кожогар» и «Булак-Баши». В результате обстрела из минометов загорелось здание пограничной заставы «Достук». В ответ отряд специального назначения «Бору» пограничной службы Киргизии захватил таджикистанскую пограничную заставу «Ходжа Аъло».

Конфликт также распространился на Лейлекский район Баткенской области Киргизии, где в приграничных киргизских селах Арка и Максат пограничники двух стран начали интенсивную перестрелку.

Утром 30 апреля киргизский лидер заявил о стабилизации ситуации, но уже вскоре перестрелка на границе возобновилась. 1 мая киргизские власти заявили о передвижении военной техники со стороны Таджикистана в район границы и объявили об обстреле своей территории. Власти Таджикистана это опровергли.

По сообщению киргизских властей, в результате конфликта погиб 34 гражданин Киргизии (в основном гражданские лица). СМИ Таджикистана сообщили о примерно 10 погибших и около 90 пострадавших с таджикской стороны.

Вода здесь всегда была дефицитом

Оба государства считают эту территорию своей. В государственном комитете национальной безопасности (ГКНБ) Таджикистана заявляют, что объект всецело принадлежит стране и с 1968-го используется для орошения приграничных районов Таджикистана, Киргизии и Узбекистана.

Таджикские эксперты берут за основу карты 1924–1939 годов, а киргизские — 1958–1959-х. Масла в огонь подливает вопрос водоснабжения, который всегда остро стоял в регионе.

Если перефразировать прошлогодние слова президента России Владимира Путина, на киргизско-таджикской границе взорвалась «мина замедленного действия, заложенная еще в 1922 году при образовании Советского Союза». Правда, он имел в виду иное — право республик на выход из состава СССР, но суть остается той же — все мы стали свидетелями того, как «взорвалась» давняя проблема — отсутствие четких границ между бывшими союзными республиками, а ныне независимыми государствами.

Средняя Азия — это «отдельная песня». Как будто границы между республиками чертил глубоко пожилой человек дрожащей и неуверенной рукой: идущая вроде прямо линия вдруг уходит вглубь территории соседнего государства, делает замысловатую петлю и вновь возвращается назад. Видимо, устав чертить границы, этот же человек нарисовал отдельные островки — ныне анклавы одного государства на территории другого. Очевидно, это делалось для того, чтобы разделить места компактного проживания того или иного этноса. В советское время при едином государстве это не имело значения  — как таковых границ между республиками не было. Но плоды этих «художеств» пожинают теперь потомки создателей СССР.

В Средней Азии основным источником воды являются реки

Проблемы обостряет важнейший для Среней Азии вопрос мелиорации. В регионе основным источником воды являются реки. Ресурсы подземных вод ограничены и слабо разработаны. Речные ресурсы при этом распределены неравномерно.

Как отмечается в аналитическом докладе «Центральная Азия: „отложенный нейтралитет“ и международные отношения в 2000-х годах» (Москва, 2010), в Киргизии и Таджикистане доля речного стока, образуемого на собственных территориях, составляет соответственно 99% и 60%. В Казахстане, Узбекистане и Туркменистане — 47%, 12% и 0,7%. При этом в горных районах Киргизии и Таджикистана формируется 80% водных ресурсов региона.

Давление на водную систему Средней Азии усиливается по мере расширения площади орошаемых земель. В 1995–2000 годах этот показатель возрос на 7%. Вода — это спусковой крючок многих конфликтов. Ферганские погромы конца 1980-х — тому пример, хотя и косвенный. Недостаток земли и водных ресурсов на фоне высокой рождаемости ведет к резкому росту большого числа незанятой молодежи, которая, не найдя применения своим силам, радикализируется.

Река Сырдарья с годовым стоком около 37 куб. км формируется на севере Киргизии, затем протекает через Узбекистан и южный Казахстан (пересекая на пути северную часть Таджикистана) и впадает в северную часть Аральского моря. Река Амударья с годовым стоком около 75 куб. км протекает по таджикско-афганской и узбекско-афганской границе, затем — по территории Туркменистана, туркмено-узбекской границе, северо-западному Узбекистану и впадает в Аральское море. Сток Амударьи формируется в Таджикистане (80%) и частично в северном Афганистане.

Квота Таджикистана на забор стока Амударьи составляет 12%. Душанбе, намереваясь увеличить выпуск сельскохозяйственной продукции, настаивает на увеличении лимита водозабора, который он, по утверждениям Узбекистана, уже превышает. С 1976 года в Таджикистане ведется строительство Рогунской ГЭС. Это был сложнейший проект, главная проблема которого в высокой сейсмичности этого района и рыхлости горных пород. Но благодаря таланту советских инженеров были предложены нетривиальные решения, которые в итоге привели к успеху.

После развала СССР и начала гражданской войны в Таджикистане проект был заморожен и возобновлен лишь в середине 2000-х на средства Всемирного банка. Правительство страны пыталось собирать средства на стройку с населения, но в 2010-м, опасаясь бунта, отказалось от этой затеи. В 2018–2019 годах было запущено два агрегата, ГЭС может работать в холостом режиме и по мере готовности электросетей поставлять энергию потребителем. Предполагается, что главным покупателем электричества станет Пакистан. 

Рогунская электростанция строится на реке Вахш, которая течет из Таджикистана в Узбекистан, а Узбекистан и так испытывает нехватку воды для орошения, поэтому в Ташкенте были крайне недовольны возобновлением строительства. Бывший президент Узбекистана Ислам Каримов выступал резко против этого проекта, так же как и Шавкат Мирзиеев — в то время премьер-министр страны. Но, став сам в 2016 году президентом, он сумел договориться с таджикской стороной. Теперь Ташкент не только не критикует проект Рогунской ГЭС, но и сам участвует в ее строительстве. В итоге это привело к быстрому улучшению двухсторонних отношений, которые де-факто до того момента были разорваны.

С 1994 года страны Средней Азии многократно обсуждали необходимость разработки стратегии управления водными ресурсами, но определенного результата не достигли. В 1998-м Киргизия, Казахстан и Узбекистан подписали соглашение, по которому в обмен на воду Узбекистан обязывался поставлять в Киргизию природный газ, а Казахстан — уголь и мазут. Но эти соглашения многократно нарушались всеми сторонами.

С узбекской стороной вопрос удалось решить

Буквально за пару недель до киргизско-таджикского пограничного конфликта аналогичный инцидент возник на киргизско-узбекской границе. 23–25 марта правительственная делегация Киргизии во главе с председателем госкомитета национальной безопасности Камчыбеком Ташиевым провела в Ташкенте переговоры по вопросу делимитации киргизско-узбекской границы. Стороны подписали протокол об обмене территориями. Вернувшись на родину, глава ГКНБ заявил, что вопрос решен на 100%, спорных участков не осталось. Согласно договоренности, Киргизия предоставляет Узбекистану воду, а взамен получает некоторые земли. Протяженность киргизско-узбекской границы — 1 391 километр. До 2017 года обе стороны провели делимитацию 85%, позже были приняты решения еще по 10%, а в ходе последней поездки достигнуто соглашение об оставшихся 5% границы.

Но эта новость не обрадовала жителей Киргизии, особенно тех, кто проживал в спорных районах. В итоге с 14 апреля митинговали жители сел Кара-Сууйского района, а с 21 апреля — Узгенского. Властям пришлось успокаивать народ и откатить назад некоторые решения.

Спецпредставитель правительства по приграничным вопросам Назирбек Борубаев выступил в СМИ и рассказал о подробностях киргизско-узбекской сделки. В итоге народ успокоили. Всем стало ясно, насколько это сложный и запутанный вопрос. С узбекской стороной его удалось решить. И этот успех, несомненно, надо записать в актив нового президента Киргизии Жапарова. Аналогичное решение готовилось и по Таджикистану, но не успели.

«Мы не можем оставить землю, унаследованную от наших предков»

По состоянию на 2 мая ситуация во всех районах и селах Баткенской области, на киргизско-таджикском участке государственной границы стабильная. Об этом сообщает МВД Киргизии. «В приграничных селах ситуация находится под полным контролем. Обстановка на приграничных территориях спокойная. Никаких ночных перестрелок не зафиксировано. Сотрудники милиции устанавливают блокпосты и проводят разъяснительную работу с местным населением», — рассказали в милиции.

Киргизия и Таджикистан в будущем должны избегать возможности силового столкновения между странами. Об этом заявил в воскресенье в обращении к нации в связи с конфликтом на границе с Таджикистаном глава Киргизского государства Жапаров.

«Обе стороны не должны допустить продолжения вооруженного столкновения», — сказал он. «Мы не можем оставить землю, унаследованную от наших предков, и переехать в другое место», — отметил вместе с тем глава государства.

Модераторами решения конфликта выступили как соседние государства, Узбекистан и Казахстан, так и Россия и Турция. Общими усилиями удалось погасить конфликт. 

В целом война абсолютна не выгодна ни той, ни этой стороне. Обе страны не в состоянии вести долгосрочные боевые действия — на это нет финансов. Киргизия и Таджикистан  члены организации договора о коллективной безопасности (ОДКБ). Это то же самое, когда страны, входящие в НАТО, воют друг с другом, хотя такие случаи в истории бывали. Все это дает основания думать, что данный конфликт если и вспыхнет еще раз, то не разгорится до полномасштабной войны.

Азат Ахунов

Фото на анонсе: © Зульфия Тургунова, РИА «Новости»
Мнение авторов блогов не обязательно отражает точку зрения редакции

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here