«Яңы моң» против «Яңа йолдыз»: новое шоу Элвина Грея в Татарстане посчитали ремейком

0
97

В «Барс Медиа» уверены, что артист получил 30-миллионный грант на их идее. Но не в обиде

«Сегодня мы являемся свидетелями создания принципиально нового по уровню и качеству контента на региональном телевидении, не только в республике, но и в целом в России», — так оценил первый эфир конкурса «Яңы моң» на Башкирском спутниковом телевидении директор ТРК «Башкортостан» Рустам Зарафутдинов. Телезрители привычно разошлись в оценках, а внимательная публика обнаружила немало сходств с недавним телепроектом «Барс Медиа». «Идею и формат участия в «Яңа йолдыз» он решил использовать у себя в республике», — говорит об Элвине Грее шеф «барсов» Камиль Гараев. Роднит оба проекта и имя продюсера — это Лина Арифулина, которая делала «Фабрику звезд» на Первом канале.

В минувшую субботу на БСТ (Башкирское спутниковое телевидение) стартовал телевизионный конкурс  «Яңы моң». Фактически до самого начало «Яңы моң» и «продавали» как «шоу Элвина Грея»В минувшую субботу на БСТ («Башкирское спутниковое телевидение») стартовал телевизионный конкурс «Яңы моң». Фактически до самого начала «Яңы моң» и «продавали» как «шоу Элвина Грея». Фото: «БИЗНЕС Online»

«Сцена не сцена, а такое ощущение, что снимали в заброшке какой-то»

В минувшую субботу на БСТ («Башкирское спутниковое телевидение») стартовал телевизионный конкурс «Яңы моң». Само название мероприятия, подразумевающее поиски «нового моң», только лишний раз подтверждает близость татарской и башкирской культур. Кроме того, среди участников, прошедших на этап очного кастинга, есть немало и жителей Татарстана.

И тем не менее главная приманка для зрителей, в особенности зрительниц, — это имя Элвина Грея (Радика Юльякшина). Советник главы Республики Башкортостан по вопросам развития культуры и молодежной политики здесь не только член жюри, но и, по сути, главный организатор. Фактически до самого начала «Яңы моң» и «продавали» как «шоу Элвина Грея».

Первый эфир, как это часто бывает у таких амбициозных проектов (напомним, что из бюджета Башкортостана на «Новый моң» выделили 30 млн рублей), вызвал противоречивые отзывы. В сети можно встретить как восторги от увиденного, так и жесткую критику. «Я тоже в шоке от проекта, девчонка вышла из Елабуги, отлично спела, и на тебе — красный цвет! А мужику, который стихи писал Юльяшкину, дорога открыта. Срамота, в общем, зря только время потратила на просмотр эфира. И на что республика 30 „лямов“ выделила? Сцена не сцена, а такое ощущение, что снимали в заброшке какой-то», — пишет одна из пользовательниц «ВКонтакте». «Радик, если честно, ожидала, что сильные участники будут. К сожалению, очень слабо», — указывает поклонница Грея в «Инстаграме». Кому-то не нравится, что не все члены жюри говорят по-башкирски, выделяют в этом смысле молодую певицу Гульназ Асаеву, но другие, наоборот, считают, что она не такого масштаба артистка, которая должна решать в качестве мэтра судьбы других исполнителей. Интересно, что Юльякшин обещал еще вчера выложить субботний эфир на YouTube, но на момент выхода текста запись первого выпуска «Яңы моң» в сети так и не появилась.

Между тем многие увидевшие новую программу и в целом следящие за процессами, происходящими на национальной эстраде, не могли не заметить, что «Яңы моң» по формату очень похож на телепроект «Барс Медиа» под названием «Яңа йолдыз», первый сезон которого недавно завершился в Казани большим гала-концертом. Здесь и состав участников — от 18 до 35 лет, и члены жюри в лице того же Грея и некогда продюсера «Фабрики звезд» на Первом канале Лины Арифулиной… Жюри также слушает песню от претендента, активно его обсуждает, а потом решает, достоин ли он пройти в следующий тур.

Собеседники «БИЗНЕС Online» в «Барс Медиа» напомнили, что формат «Яңа йолдыз» обсуждался на встрече с президентом РТ еще несколько лет назад, Рустам Минниханов принял решение проект поддержать, а потом уже при помощи все той же Арифулиной это перешло в телеформат. Кстати, на канале TMTV показали 11 еженедельных выпусков «Яңа йолдыз». «Яңы моң» обещают завершить в мае, то есть и количество эфиров будет сходным.

«Мы хотим найти таланты, чтобы сделать большую звезду, — говорил недавно в одном из эфиров на YouTube Юльякшин. — Чтобы артист мог гастролировать, чтобы узнали о нем все и чтобы его песни заходили во все топ-чарты. В общем, будем работать максимально». Напомним, что в кресле жюри ждут и федеральных звезд, в одном из выпусков, в частности, ожидается появление Валерия Меладзе. «С нами согласились сотрудничать еще две российские телекомпании, но они пока обговариваются, думаю, что скоро все об этом узнают. И участники очень даже обрадуются, что их увидят все», — также надеется Грей.

Камиль Гараев: «У нас нет задачи удивить громкими российскими именами и звездными гостями, для этого в республике достаточно концертов и фестивалей.  Проект «Яңа йолдыз» направлен на поиск и профессиональную подготовку одаренной татарской молодежи в сфере искусства»Камиль Гараев: «У нас нет задачи удивить громкими российскими именами и звездными гостями, для этого в республике достаточно концертов и фестивалей. Проект «Яңа йолдыз» направлен на поиск и профессиональную подготовку одаренной татарской молодежи в сфере искусства». Фото: «БИЗНЕС Online»

«Идею и формат участия в «Яңа йолдыз» он решил использовать у себя в республике»

В самом «Барс Медиа» также считают, что формат «Яңы моң» заимствован у их проекта «Яңа йолдыз», хотя ссориться с коллегами по такому поводу не собираются. Об этом «БИЗНЕС Online» рассказал председатель совета директоров ГК «Барс Медиа» Камиль Гараев.

— Камиль Мавлютович, есть у вас претензии к организаторам «Яңы моң»?

— Ни для кого не секрет, что с Линой Арифулиной Элвин Грей тесно познакомился на телевизионном проекте нашего канала TMTV «Яңа йолдыз», в который мы пригласили его в качестве одного из членов жюри в сентябре 2020 года.

«Яңа йолдыз» — первый в истории татарской эстрады телевизионный вокальный проект с участием молодых исполнителей, поющих на татарском языке, проходящий при непосредственной поддержке президента Республики Татарстан. Рустам Нургалиевич Минниханов курирует проект с точки зрения поддержания музыкального творчества как основы общественной жизни и нашей национальной идентичности. Цель нашего конкурса — поощрять и поддерживать исполнителей, поющих на родном языке, — является достаточно сильной. И «Яңа йолдыз» в этом смысле объединил задачи государства, деятелей культуры и общественности в вопросах сохранения таких традиций, их преумножения и обеспечения преемственности.

Когда же в октябре прошлого года Радика Юльякшина назначили советником главы Башкортостана по вопросам развития культуры и молодежной политики, идею и формат участия в «Яңа йолдыз» он решил использовать у себя в республике, получив под музыкальный проект 30-миллионный грант главы Башкортостана.

Не видим в этом ничего плохого. Наоборот, мы рады, что опыт Татарстана в вопросах поиска талантливой молодежи в сфере искусства и их поддержке становится примером для других регионов. Это значит, что мы на верном пути.

— Советовались ли как-то с вами авторы телепроекта на БСТ?

— У них свой путь, они делают свой конкурс. «Яңы моң» — музыкальное шоу, которое дарит победителю 1 миллион рублей. Это достаточно громко и красиво звучит. Для развлекательного шоу. У нас другой подход.

У нас нет задачи удивить громкими российскими именами и звездными гостями, для этого в республике достаточно концертов и фестивалей. Проект «Яңа йолдыз» направлен на поиск и профессиональную подготовку одаренной татарской молодежи в сфере искусства, их поддержку на первых, самых сложных этапах карьеры: профессиональный подбор песен, их запись, аранжировка, создание клипов и ротация на радиостанции Tatar Radiosi и телеканале TMTV. Таким образом, мы создаем все возможности для успешной работы и самореализации исполнителя, и, что немаловажно, на родном татарском языке и на родине, в Татарстане.

— Каким будет продолжение конкурса «Яңа йолдыз»?

— Сейчас мы как раз запускаем второй сезон проекта, чтобы в новом телевизионном сезоне рассказать и показать ребят, которые пройдут предварительный заочный отбор.

Традиционно заявки на участие в конкурсе будут приниматься из всех регионов России и стран ближнего и дальнего зарубежья, а в проекте сможет принять участие каждый желающий в возрасте от 18 до 35 лет. На основе присланных в адрес редакции видео с исполнением песен на татарском языке и небольшого эссе о себе будут отобраны 50 талантливых и перспективных исполнителей, которые попадут на очные прослушивания. Из них жюри оставит тех, кто станет бороться за выход в финал.

На грандиозном отчетном гала-концерте, где участники проекта выступят на одной сцене со звездами татарской эстрады, жюри конкурса определит тройку финалистов. А дальше — большая интрига. Уже телезрители большинством голосов будут определять победителя, голосуя на сайте TMTV за любимого участника. Лучший исполнитель получит контракт с продюсерским центром «Барс Рекордс».

Сейчас продюсерский центр «Барс Рекордс» работает с победительницей первого сезона Эльвирой Мифтаховой — идет процесс написания песен и музыки, так что в новом сезоне ждите хита в ее исполнении. А он обязательно покорит сердца любителей татарской музыки. 

— Планируете ли вы дальше сотрудничать на своих проектах с  Линой Арифулиной и Радиком Юльякшиным?

— Конечно. Они оба большие профессионалы. В конечном счете мы же все делаем одно дело — открываем возможности для самореализации и раскрытия потенциала талантливой молодежи, создаем живое, насыщенное культурное пространство, интересное и притягательное для наших соотечественников.

«Яңа йолдыз» — первый в истории татарской эстрады телевизионный вокальный проект с участием молодых исполнителей, поющих на татарском языке, проходящий при непосредственной поддержке президента Республики Татарстан«Яңа йолдыз» — первый в истории татарской эстрады телевизионный вокальный проект с участием молодых исполнителей, поющих на татарском языке, проходящий при непосредственной поддержке президента Республики Татарстан. Фото: «БИЗНЕС Online»

«Все-таки наша культура повлияла на зачатие этого конкурса»

«Я считаю, что дебют как минимум удался, — считает Рустам Зарафутдинов, директор ТРК „Башкортостан“ (частью холдинга является БСТ). — Сегодня мы являемся свидетелями создания принципиально нового по уровню и качеству контента на региональном телевидении, не только в республике, но и в целом в России, потому что это действительно мощный, масштабный, международный проект впервые такого масштаба». По словам собеседника газеты, разные оценки их нового продукта — это нормально: «То, что мы делаем, то, что вообще производит телевидение, — это же продукт творческий. К любому творческому продукту можно предъявить претензии в силу своих каких-то вкусовых предпочтений. Это вечный спор. „Квадрат“ Казимира Малевича — это шедевр или халтура? Если это шедевр, то почему так просто? А если халтура, то почему Потанин купил ее за миллион долларов, так ведь? То же самое с телевизионным продуктом. Всегда можно, всегда нужно стремиться к лучшему, но в любом случае я считаю, что первый выпуск у нас удался, а дальше будет еще круче».

По словам Зарафутдинова, он удивлен, что кто-то может говорить о заимствовании в «Яңы моң» чужого формата: «Потому что если мы говорим про музыкальный конкурс, про конкурс, где люди демонстрируют свои вокальные, музыкальные способности и таланты… Если считать, что это формат, и говорить что-то о его оригинальности, то давайте тогда вспомним другие масштабные федеральные и зарубежные проекты. Думаю, что все подобные музыкальные проекты, за исключением каких-то нюансов, примерно одинаковые, потому что суть у них одна, соревновательная. Меняется только начинка. Ровно то же самое владелец прав на зарубежные проекты подобного формата мог заявить нашим коллегам из Татарстана или любого другого региона: „Ребята, а вы создаете примерно то же самое, что делали мы“. Телевидение давно перешло в борьбу не за форматы, а за „изюм“ внутри них, за искру и оригинальность. Поэтому здесь спорить и меряться бессмысленно, нужно только радоваться успехам друг друга и в целом развитию регионального телевидения, потому что сегодня, к сожалению, очень редко в регионах телевизионные вещатели, лейблы и продакшены могут позволить себе такие крупные, масштабные проекты».

Позже директор ТРК «Башкортостан» прислал дополнительный комментарий, в котором заострил внимание на сравнении уровня проектов: «Наше шоу — оригинальное. Проект продюсируется Линой Арифулиной, используется совсем другой уровень продакшена — свет, звук, оригинальные локации и декорации под них: таких масштабов в регионах, к сожалению, сегодня не делают. Даже если говорить с точки зрения камерных позиций: кастинг отработало 14 камер, основную часть проекта мы будем снимать на 16 камер. Это колоссальный труд, очень сложная технологическая логистика. Проект международный — в нем принимают участие исполнители из других стран. Оригинальный формат объявления вердикта жюри — световой заливкой в „темной комнате“ — в традиционных и реализованных ранее проектах такое не встречается. И вот таких нюансов можно привести еще целый список». Одним словом, татарам с их «Яңа йолдыз» такое и не снилось.

«Не сказал бы, что это оригинальное событие, — так оценивает новое шоу народный артист РБ и РТ Идрис Калимуллин. — Но здесь прослеживается один очень важный элемент идеологического плана. Это сохранение и развитие башкирского языка и культуры, причем не только в Башкортостане, но и в других регионах. Радика я знаю с детских времен. Я выступал на Колхозном рынке, он приходил на мои концерты с мамой. Он человек неординарного подхода, в искусстве и в жизни. Как исполнитель он интересен своим шармом. У артиста должен быть не только голос, но и элемент, подхватывающий аудиторию. У Радика все это от природы есть. Меня волнует другое — большие проекты требуют кропотливой и ювелирной работы. Останется ли у него время?»

Калимуллин считает, что в Казани проводится на высоком уровне немало музыкальных мероприятий — «Татар Жыры», «Яңа йолдыз»: «Это воздействовало на Радика, в подобном ничего плохого нет. Если бы Радик по счастливой случайности не оказался в Татарстане в такой культуре и в таком круге элиты, возможно, такого проекта и не возникло бы. Все-таки наша культура повлияла на зачатие этого конкурса — пускай мои друзья не обижаются». Сказать, будет ли «Яңы моң» хуже или лучше «Яңа йолдыз», пока сложно, считает собеседник «БИЗНЕС Online»: «По первому выпуску — мне кажется, на старте состав жюри должен был оказаться расширенным и более солидным. Но не хочу бросать камень в членов жюри, которые там были. Главное, что начало положено, идет движение».

Айрат НигматуллинРоман КолесниковДиана Авакян

Фото на анонсе: «БИЗНЕС Online»

business-gazeta

ОСТАВЬТЕ ОТВЕТ

Please enter your comment!
Please enter your name here